Светлолицый

У одного царя было восемнадцать сыновей. Семнадцать сыновей учились все вместе в одной школе, а восемнадцатый отдельно. Выросли сыновья.

Подумал царь: “Искать им да сватать каждому по жене – постареют они, пока всех переженю. Если у меня родилось восемнадцать сыновей, верно, есть у кого и восемнадцать дочерей. Отправлю я их, пусть ищут. Найдут – поженятся и вернутся”.

Отправил он, однако, жениться семнадцать сыновей, дал им коней, снарядил как должно, а восемнадцатому и не сказал ничего, дома оставил.

Узнал младший брат –

Светлолицый, обидно ему: братья жениться едут, хоть бы в дружки меня взяли.

Пошел к матери и спрашивает:

– Где конь и меч моего отца?

– Пойди, сынок, в конюшню да в оружейную, возьми любого коня да любой меч, – говорит мать.

– Кет, не хочу я их, ты скажи, где конь и меч моего отца! – снова просит сын.

– Пойди на наши пастбища, – говорит мать, – отыщи пастуха, ударь его так, чтобы три полосы кожи с него сошло, – покажет он тебе.

Так и поступил Светлолицый. Отыскал того коня, взял меч, сел и поехал вдогонку за братьями.

Услышали они топот, оглянулись и говорят:

– Наш брат Светлолицый едет.

Что ж, хоть за конями нашими присмотрит. Догнал братьев Светлолицый и поехал с ними.

Вот едут они, едут. Видят – дэвов дом.

А дэва дома нет, на охоте он. Вошли братья в дом, а там всего вдосталь: и еды, и питья, все уже на столе, садись, пируй.

Сели старшие братья, пируют, младшего на дворе оставили коней стеречь и еду ему туда вынесли.

В полночь приходит трехголовый дэв, кричит:

– Кто ты? Здесь и муравей по земле не ползает, и птица в небе не летает – так все меня боятся, а ты пришел ко мне во двор, да еще с конями.

Только он сказал, как вылетел меч Светлолицего. Так в воздухе и висит, и не держит его Светлолицый.

Сказал тогда Светлолицый:

– Далеко ты, что мне говорить с тобой, подойди поближе, дам ответ.

Пошел дэв на Светлолицего, а тот как схватит меч, одним взмахом отрубил дэву две головы, только одна осталась. Сказала эта третья голова:

– Не руби меня, не то не найдешь, за чем пришел.

– Говори, – приказал Светлолицый. Сказал дэв:

– Вот ключи, отвори семнадцать комнат, в восемнадцатой найдешь восемнадцать невиданных под солнцем красавиц.

– Давай ключи, – говорит Светлолицый.

Взял ключи, отрубил дэву третью голову, пошел.

Прошел все семнадцать комнат, видит, и вправду: в восемнадцатой – восемнадцать красавиц. Посмотрел, запер их и пошел себе.

А братья попировали, легли спать, встали утром, опять в путь собираются. Не сказал им Светлолицый, что нашел восемнадцать невиданных под солнцем красавиц.

Поехали братья. Едут они – много ли, мало ли – опять дом дэва на пути.

И здесь накрыт стол: хлеба, вина – всего вдосталь, садись да пируй. А дэва дома нет, на охоте он.

Вошли старшие братья, пируют, младшему во двор еду вынесли.

Приходит в полночь четырехголовый дэв, увидел Светлолицего с конями на своем дворе, как закричит:

– Кто ты? Здесь и муравей по земле не ползает, и птица в небе не летает – так все меня боятся, а ты еще с лошадьми явился.

Говорит Светлолицый:

– Далеко ты, что мне говорить с тобой, подойди поближе – дам ответ. А меч его опять в воздухе висит.

Пошел четырехголовый дэв на Светлолицего.

Схватил Светлолицый свой меч, три головы дэву одним взмахом отрубил, только четвертая осталась, она и говорит:

– Не режь меня, не то не найти тебе, за чем пришел.

– Говори! – приказал Светлолицый. Сказала голова:

– Пройдешь семнадцать комнат, в восемнадцатой найдешь восемнадцать жемчужин. Взял Светлолицый ключи у дэва, отрубил ему четвертую голову, затем пошел в дом.

Прошел все семнадцать комнат, нашел в восемнадцатой восемнадцать жемчужин. Запер снова дверь и пошел себе.

А братья и не знают ничего.

Настало третье утро. Встали братья и поехали.

Едут, ищут свое.

Опять на пути дэвово жилье.

Вошли – и здесь, как и в тех домах, стол накрыт, все готово, и здесь дэва дома нет, на охоте он.

Опять старшие братья вошли в дом, младшего на дворе оставили.

Только опять вылетел меч вверх острием, вниз рукояткой – входит дэв.

– Эй, Светлолицый, мало ты дэвов зарубил, еще и сюда пришел? Говорит Светлолицый:

– Далеко ты, что мне говорить с тобой, подойди поближе – дам ответ.

Пошел дэв на Светлолицего. Хочет Светлолицый схватить меч, да не дается меч, высоко очень; тянется Светлолицый, тянется, нет, не дается меч. Говорит дэв:

– Все равно не возьмет меня этот меч, потому и не дается он тебе. Не поборешь меня, я ведь железный.

И впрямь дэв весь из железа – что ему тем мечом сделаешь?

Вышли наутро братья, видят – сидит огромный железный дэв, а Светлолицый перед ним как мальчик.

Как увидели железного дэва, перепугались все, побежали кто куда, шапки на дворе оставили, пояса побросали.

Сказал Светлолицый железному дэву:

– Отпусти меня.

– Не отпущу, – говорит дэв.

– Или убей, или съешь, или отпусти.

– И не убью, и не съем, и не отпущу, – говорит дэв. Сказал тогда Светлолицый:

– Пусти меня, скажу братьям своим слово и вернусь.

– Хорошо, – говорит дэв, – только не думай, что убежишь от меня. Знаю я, кто вы и где живете. Задумаешь сбежать, пойду на вас, заставлю тебя самого зажарить родную мать да подать мне, потом отца, а уж потом тебя самого съем.

Пошел Светлолицый, догнал братьев и говорит:

– Вот, братья, в дэвовом доме, где мы первую ночь провели, отворите семнадцать комнат, в восемнадцатой найдете восемнадцать невиданных под солнцем красавиц, выберите себе по жене, а младшую мне оставьте, – и дал им те ключи. – А во втором дэвовом доме отворите восемнадцать комнат, в восемнадцатой найдете восемнадцать жемчужин драгоценных. Возьмите себе по жемчужине, только мою долю оставьте. А я пойду опять к железному дэву: или съест он меня, или уж и не знаю, что будет.

Пришел, сел опять подле дэва и говорит:

– Кончай уж, или убей меня, или съешь, или отпусти.

– И не убью, и не съем, и не отпущу, – говорит дэв.

– Так чего же ты хочешь?

– А вот чего, – говорит дэв. – За морем есть одна невиданная под солнцем красавица, приведешь ее мне – отпущу тебя.

– Как же я море перейду? – спрашивает Светлолицый.

– Есть у меня узда, – говорит железный дэв, – как подойдешь к морю, бросишь ее в воду, появится в море конь, сам на себя узду наденет. Приказывай ему что хочешь, все выполнит. Никуда от тебя не уйдет. Знай – моей воли ни птица, ни зверь какой ослушаться не смеют. Куда велишь, туда и поедет.

Пошел Светлолицый, опустил узду в море. Вышел морской конь. Взнуздал его Светлолицый, сел, раздалось море надвое, едет на своем коне Светлолицый посреди моря.

Только устал Светлолицый: ведь уж сколько ночей не спит. Решил он немного отдохнуть, сошел с коня, прилег, а повод в руке держит. Заснул Светлолицый, а конь высвободил из его рук повод и ушел. Остался Светлолицый один посреди моря. Проснулся, видит – нет коня. Что делать?

Смотрит Светлолицый, видит – плывет по морю человек, вниз головой в воде висит, а на самом шерсть, что на звере каком, все тело покрывает.

Спросил Светлолицый:

– Как это ты держишься так долго в воде да еще вниз головой?

– Эх, сынок, проклят я, не умру и не будет мне покоя, пока не увижу одну красавицу (это ту самую, за которой Светлолицый едет).

– Что ж, – говорит Светлолицый, – я бы тебе показал ее, за ней и еду, да вот как из моря выбраться, – не знаю.

– Я выведу тебя, – говорит этот человек.

Поплыл за ним Светлолицый. Добрались так до того места, где море надвое делилось, А там лежит камень.

– Переверни этот камень, – говорит Светлолицему тот человек, – найдешь там еще узду; достань ее, брось в море, появится еще морской конь, только смотри, чтобы не ушел, как тот. А мне дай только взглянуть на ту красавицу, если добудешь ее, и умереть, уйти от этой муки.

Достал Светлолицый узду, поймал коня, сел и поехал. Приехал в одну деревню. Видит, все взаперти сидят.

А это каждый раз, как той красавице гулять, вся деревня должна сидеть взаперти, чтобы никто ее лица не увидел.

Пришел Светлолицый к одному дому, просит отворить.

А в том доме живет старуха-вдова, у вдовы два сына, оба женаты.

Понравился старухе Светлолицый, впустила она его и сказала:

– Я кормилица той красавицы. Я ношу ей и еду, и все, что нужно. Живет она вот в той башне. Только ее сейчас нет дома, гуляет она. А ты иди, заходи в башню, ложись и усни. Придет она, обрадуется, сама с тобой пойдет. А я утаю, никому не скажу, что похитили ее.

Пошел Светлолицый, увел невиданную под солнцем красавицу, а старуха только на другой день сказала, что нет ее. Тотчас снарядили погоню за Светлолицым.

Видит Светлолицый, несется за ним погоня. Завел красавицу в лес, спрятал, сам вышел, всех истребил, только одного в живых оставил, чтоб было кому рассказать о той битве.

Привел красавицу к морю, достал узду, вызвал морского коня, сел вместе с красавицей и поехал. Едут они по морю, а красавица все оглядывается – боится, нет ли опять погони.

– Чего ты боишься? – говорит Светлолицый. – Что я на суше взял, то и на море унесу. Едем сейчас, покажу тебя одному несчастному старику, погибает он из-за тебя.

Боится красавица.

– Зачем это, – говорит, – не учинил бы чего над нами! Едут они и видят – плывет прямо на них тот человек.

– Вот, старик, смотри, привел я ее! – говорит Светлолицый. Взглянул старик и умер. Похоронил его Светлолицый и дальше поехал.

Выплыл он с красавицей на сушу. Отпустил Светлолицый морского коня, сел на своего и поехал к дэву.

Говорит эта невиданная под солнцем красавица:

– Обманул ты меня, везешь к дэву! Слушай же, как приедешь, дэв будет лежать ничком, вот ты и пусти меня к нему, а сам ударь коня и поезжай прочь. Отъедешь и спрячешься, а поутру, как уйдет дэв на охоту, ты и приходи.

Так и сделали. Привез Светлолицый красавицу, сам ударил коня и умчался. Потом спрятался, а как ушел дэв на охоту, он и вернулся.

Так и живут: уйдет дэв на охоту, придет Светлолицый, целый день они с красавицей вместе, ввечеру, как возвращаться дэву, – уходит Светлолицый, скрывается.

Говорит дэв красавице:

– Верно, здесь где-нибудь Светлолицый.

– Где ж ему быть? – говорит красавица.

– Сам ты видел, как погнал он коня.

– Да оно-то так… – говорит дэв.

На другой день охотился дэв, а Светлолицый пустил в него стрелу, попал ему в плечо. Пришел дэв домой злой и говорит:

– Нет, здесь у тебя где-то Светлолицый.

– Ты же видел, как он коня погнал, – говорит красавица.

– Да оно-то так… – согласился дэв. Сказала красавица дэву:

– Где твоя душа, скажи, ведь одна я все, хоть ее приласкаю.

– В матице, – говорит дэв, обманывает ее. Разукрасила она матицу и ждет дэва. Приходит дэв.

– Что это?

– Ты же сказал, что душа твоя в матице, я и ласкаю ее.

– Ах ты, дурная, – смеется дэв. – Знаешь, где моя душа? За морем живет огненный дэв. У него в голове коробочка, в коробочке два вороненка – они-то и есть моя душа. Убьют их – умру, а не убьют – не умереть и мне никогда.

Ушел дэв на охоту. Пришел Светлолицый, красавица и рассказала ему:

– За морем, в таком-то месте, у огненного дэва в голове коробочка, в коробочке два вороненка, не истребишь их – не убьешь железного дэва.

Поехал Светлолицый за море, а дорога ему через то царство, откуда он красавицу увез. А там такое дело: соседний царь день и ночь пишет письма этому царю, отцу красавицы, ругает его, насмехается над ним:

– Что ты за царь, какому-то проходимцу дал увезти свою красавицу-дочь, А Светлолицый нанялся к этому царю-отцу в свинопасы.

Узнал он про все, приходит к царю и говорит:

– Я пойду войной на того царя. Говорит царь:

– Как ты пойдешь на него, дурачок, когда я со всем своим войском не решаюсь воевать с ним.

– Дайте мне только, – говорит Светлолицый, – двенадцать русских воинов и двенадцать палаток, а остальное я сам сделаю.

Дал ему царь двенадцать русских воинов, двенадцать палаток и отпустил.

Пришел он с воинами к соседнему царю.

Царь вверху живет, внизу ущелье. Разбили они палатки в этом ущелье, а Светлолицый поднялся наверх к царю и говорит:

– Давай воевать сейчас же, сию минуту.

– Нет, не готовы мы, – говорит царь.

– А не готовы, – говорит Светлолицый, – так давайте квиток, что вы с нами воевать не можете.

Дал ему царь квиток и говорит:

– Пойди, отпусти свои войска, а сам оставайся у меня погостить. Пошел Светлолицый, отпустил тех воинов и вернулся.

Дали ему поужинать, да подают все соленое, чтобы жажда его ночью подняла. За дверями стоят два огнедышащих чудовища. Выйдет ночью Светлолицый, думает царь, вот чудовища его и заедят, не донесет он до того царя квиток.

Вышел ночью Светлолицый за водой, бросились на него эти чудовища, а только не растерялся он, сорвал с себя сапоги да в пасть одному и другому – так и задушил их.

Увидел царь, что Светлолицый живым и невредимым вернулся во дворец, не знает, что и делать с досады.

А Светлолицый лег, спит. Настало утро – не встает Светлолицый с постели, сердится.

– Так у вас принимают гостей? Ночевать оставили да сапоги выкрали? Как мне идти босому?

Принес ему царь новые сапоги, да не берет Светлолицый:

– Это не те! Вот что на вас – те и есть мои сапоги. Что делать? Пришлось царю отдать свои сапоги.

А Светлолицый натягивает новешенькие царские сапоги, смеется: его-то сапоги были старые да сбитые.

Поехал Светлолицый обратно, царю-отцу принес квиток. Радуется царь, взял да написал тому царю письмо:

– Что ты за царь? Прислал к тебе посла, а ты у него сапоги крадешь. Что делать тому царю, молчит он, не отвечает.

Сказал царь-отец Светлолицему:

– Была у меня дочь невиданной под солнцем красоты, да похитили ее, а то бы дал ее тебе в жены.

– Это я ее и увез, – говорит Светлолицый.

– Чем же, тебя наградить еще? – спрашивает царь.

– Ничего мне не надо, – говорит Светлолицый, – научи только, как огненного дэва найти, дай людей, чтобы указали дорогу.

Дал ему царь проводников, повели они его на одну гору и говорят:

– Вот за этой горой и живет огненный дэв.

Учуял дэв, что на горе люди, пошел вверх.

Идет, все три пасти раскрыты, огнем дышит – и близко к нему не подойти. Выхватил Светлолицый свой меч, полетел прямо на дэва, что бабочка на огонь. Замахнулся Светлолицый мечом, отрубил две головы, третья и говорит:

– Не руби меня, не то не найти тебе того, ради чего пришел. У меня в голове коробочка, в ней два вороненка, они-то и есть душа железного дэва.

Отрубил Светлолицый и третью голову, достал коробочку, тут же оторвал голову одному вороненку, а другого взял с собой, думает: убить и этого, ну, а как железный дэв дома да в дверях стоит; умрет он, застрянет в дверях, останется красавица внутри, не войти мне в башню.

Идет Светлолицый, то туда потянет головку вороненка, то сюда, чтоб занемог железный дэв и где бы он ни был – не добрался домой.

Дошел до моря, вызвал морского коня, сел на него, едет. Переплыл море, отпустил морского коня, сел на своего, дальше поехали. А дэв занемог уже, но все же добрался до дому, сидит у порога, умирает.

Приехал Светлолицый, крикнул красавице:

– Наступи ногой на него и прыгай наружу!

Выпрыгнула она, оторвал тогда голову Светлолицый вороненку; покатился дэв, так и прирос к дверям, не выйти бы уж из дому красавице.

Поехал с ней Светлолицый к жилью дэва, в котором жемчужины были, взял там свою долю, что ему братья оставили, забрал с собой и ту восемнадцатую красавицу, что ждала его в жилье трехголового дэва.

Привез ее домой, выдал замуж, как сестру, а сам женился на той невиданной под солнцем красавице: ведь сколько труда на нее положил!


Сказка Светлолицый