Тигр и Мыгры

Жили в одной деревне два брата. Старшего звали Хусне, младшего – Зире. Оба были отъявленными лентяями и бездельниками, оба всячески избегали любого труда и жили, палец о палец не ударив по собственной ох, оте.

Дед и отец оставили им богатое наследство – много денег, обширные земли. Но братья ничуть не преумножили эти богатства. Напротив, стали тратить налево и направо доставшееся им даром, дни и ночи проводили в гулянках. Ни разу они не подумали, что и большому богатству придет конец.

И вот наступил тот день, когда оставленное дедом

и отцом наследство улетело, словно птица, и братья узнали, что такое горькая нужда. А вскоре дело дошло и до настоящего голода. И тогда вышедшая из себя жена Хусне заявила:

– Послушай, мой хороший, до каких пор будешь ты бездельничать? Будь мужчиной, возьми себя в руки и поищи себе занятие чтобы хоть какой-нибудь кусок завелся в доме.

– Ты права,- ответил Хусне.- Беда в том, что я не владею никаким ремеслом или искусством. Не обучен я никакому делу, которое могло бы дать хоть небольшой заработок.

– Ты мастер отговорки придумывать,- пилила его жена. – Почему не скажешь прямо, что не лежит у тебя душа к труду. На всем

готовом ты совсем обленился.

Каждый день жена Хусне продолжала пилить его, ругала и называла бездельником. Наконец Хусне устыдился и решил отправиться на поиски работы.

Дома у них валялся без пользы небольшой барабан. Совершенно не представляя еще, что он будет делать, Хусне взял тот барабан, повесил на шею и вышел из дому. Пришел он на торжище и стал яростно бить в барабан. “Горожане заметят,- подумал он,- что я бью в барабан, и поинтересуются, по какому поводу. Тут я и расскажу им о своей беде. Возможно, что так я и сумею добыть что-то на пропитание”. Новскоре он пришел в совершенное отчаяние, так как ни единая душа не обращала на него внимания.

Гнев охватил его. Продолжая по-прежнему колотить в барабан, он направился к ближайшему лесу. Придя в густой лес, он еще с большей силой стал бить в барабан.

А тот лес был обиталищем джиннов. Жило в нем несметное количество джиннов и их детей. Когда джинны увидели, что какой-то человек бесцеремонно бьет в барабан в их собственном лесу, они встревожились. Один подошел поближе, свирепо глянул на Хусне и приказал тут же прекратить шум. Но Хусне не обратил никакого внимания на его слова и продолжал с силой колотить в барабан. Барабан гремел так, что невозможно было ничего расслышать.

И когда джиннам стало совсем невмочь, они посоветовались между собой и решили откупиться от этого не лучшего сына рода человеческого. Ведь их дети от такого шума могли оглохнуть.

Предводитель джиннов прислал Хусне суму с золотыми монетами и велел ему передать: “Мы очень довольны твоей прекрасной игрой на барабане. За доставленное нам наслаждение жалуем тебя этой сумой с золотыми ашрафи”.

Увидел суму Хусне, обрадовался, забросил подарок за плечи и, довольный, направился домой.

Когда он вернулся домой, жена встретила его горькими упреками:

– Опять, бездельник, явился с пустыми руками? Чем возвращаться без гроша в кармане, лучше бы совсем не приходил.

Хусне беспечно глянул на жену и, бросив ей суму с золотыми монетами, небрежно сказал:

– Глупая женщина, возьми-ка вот это богатство и впредь не смей называть меня бездельником, не то вмиг укорочу твой поганый язык.

Увидела жена суму с золотыми монетами и окаменела от удивления. Ни за что не поверила бы она, что ее беспутный муж за такое короткое время сможет заработать такое богатство. И она принялась всячески ублажать мужа.

– Не я ли тебе говорила, что ты добьешься счастья, если постараешься. Тому, кто хочет трудиться, и Аллах помогает.

В прежние времена был обычай, по которому золотые монеты не считали, а определяли их стоимость по весу. Но в доме Хусне не было весов. Вот его жена и говорит:

– Весы есть у твоего братца. Сходи, попроси их на минутку, чтобы взвесить золото.

А у Зире была очень хитрая жена. Она знала, что в тот день Хусне

Отправился на поиски работы. Если он просит весы, значит, что-то добыл. И тогда она придумала уловку – капнула на одну чашу весов расплавленного воска. Теперь что бы на весах ни взвешивали, обязательно хоть немного прилипнет к чаше. После этого она дала весы Хусне. Муж с женой быстро взвесили золото и тут же вернули весы жене Зире.

Когда та внимательно осмотрела весы, то заметила прилипшую золотую монетку. Обнаружив золотой ашрафи, она так и закипела от зависти. Как только Зире вернулся домой, жена показала ему золотой ашрафи и стала его всячески ругать, поносить последними словами. Видишь, мол, каким богачом стал Хусне – уже не считает, а взвешивает золотые монеты. Только ты, отпетый бездельник, сидишь дома без толку.

Выслушав эту брань, Зире спокойно заметил:

– Вот и прекрасно, что богатство приплыло если не в мои руки, то хоть брату попало.

Придя в дом своего брата и поздравив его с удачей, Зире попросил:

– Брат, возьми меня с собой. Я тоже хочу потрудиться. Может, и мне хоть немного повезет.

Хусне согласился, и на следующее утро они оба отправились на поиски работы. Хусне снова повесил на шею барабан, Зире дал дудку, и оба пришли в тот самый лес.

Хусне принялся бить в барабан, а Зире изо всех сил дудел в дудку. С каждой минутой играли они все громче и громче. Увидели джинны, что вчера приходил один человек, а сегодня их уже двое, и поняли, что наступили для них худые времена.

Посоветовались они между собой и решили, что пришедшие, видимо, очень жадны. И поэтому сколько им ни давай, все будет мало. Значит, не надо

Обращать на них никакого внимания. Поиграют, поиграют, устанут и уберутся восвояси. Братья выбились из сил, играя на барабане и дудке, но ни один из джиннов не подошел к ним. Тогда Хусне сказал:

– Похоже на то, братец, что сегодня они не собираются ничего нам давать. Пойдем испытаем судьбу где-нибудь в другом месте.

Только успели они выйти из джунглей, как встретили человека с обезьянкой. Братья спросили его, куда он путь держит. Тот рассказал, что идет в город, и, чтобы заработать на жизнь, будет показывать там, как пляшет его обезьянка.

– Братец,- сказал Хусне,- мы тоже идем в город. Давай пойдем вместе. Мы будем играть, обезьянка – плясать. Глядишь, и заработаем побольше.

Хозяин обезьянки обрадовался и сразу согласился. Немного погодя Хусне сказал ему:

– Братец фокусник! Сдается мне, что бредешь ты издалека, ибо и лицо твое, и голова твоя покрыты слоем пыли. Вот река, иди и искупайся в ней, переоденься, отдохни немного, а потом и двинемся к городу. Обезьянку оставь с нами, мы покараулим ее.

Владелец обезьянки спустился к реке, а братья прихватили с собой обезьянку, жалкие его пожитки и тут же исчезли. Искупавшись, фокусник вернулся, но не нашел ни обезьянки, ни своих вещей. Надеясь, что попутчики решили над ним пошутить, он долго ждал их, но – увы!-братья так и не появились. Отчаявшись, хозяин обезьяны с пустыми руками пошел по дороге обратно.

Хусне и Зире с обезьянкой шли по лесу и увидели старика, шедшего впереди них. Они прибавили шагу и догнали его. Старик нес на голове большой глиняный горшок. Хусне спросил у него:

– Отец, что это ты несешь на голове?

– Это горшок с простоквашей, сынок. Каждый день хожу я в город, продаю там простоквашу и кормлюсь на вырученные гроши.

– Вы уже старый и слабый человек, отец,- сказал Хусне.- Тяжело вам таскать такие горшки. А нам с вами по пути. Если разрешите, мы по очереди понесем его. Вам будет немного легче, да и нам это не составит труда – мы молодые и сильные.

Старик обрадовался. Хусне снял горшок с головы старика и, отставив его в сторону, сказал:

– Отец, я вижу, что вы очень устали. А рядом течет река. Идите умойтесь, освежитесь, передохните немного. А потом вместе пойдем в город.

Старик не заставил себя долго просить, спустился к реке, искупался и присел немного отдохнуть. От усталости он задремал. А когда открыл глаза, то понял, что прошло уже довольно много времени. Он забеспокоился и пошел к тому месту, где оставил своих попутчиков. Но там – ни его горшка с простоквашей, ни обезьянки, ни братьев.

А Хусне и Зире все шли и шли. Наконец, сильно притомившись, они решили немного отдохнуть. Но останавливаться под открытым небом они не хотели – очень уж боялись диких зверей. После долгих поисков братья увидели какую-то пещеру. Они занесли в пещеру свои пожитки, а вход в нее завалили тяжелыми камнями.

А в той пещере было логово тигра. Возвратившись с охоты, тигр увидел, что вход в пещеру заложен камнями, и страшно разгневался:

– Я – тигр, владыка джунглей, и эта пещера – мой дом. Сейчас же освободите вход, а то я вас всех съем!

В ответ Хусне громко прокричал:

– Подумаешь, тигр! А мы – мыгры и ни за что тебе не откроем! В неописуемой ярости тигр снова заревел:

– Открывайте! Или я съем вас. Кто вы такие, что посмели захватить дом владыки джунглей?

Но Хусне ответил не менее грозно:

– Ты – тигр, а мы – мыгры. И нам не пристало бояться какого-то тигра. Проваливай отсюда, иначе мы разделаемся с тобой. Теперь это наш дом. И тот, кто захочет получить его назад, должен выполнить два условия. Кто лучше их выполнит, тому и будет принадлежать дом.

– Быстрее говорите о своих условиях!- потребовалтигр.

– Вот первое условие. Кто сильнее плюнет, тот и победит.

Тигр собрал в пасти как можно больше слюны и плюнул поверх камней в пещеру.

– А теперь попробуйте вы, хвастуны-мыгры!

Хусне схватил горшок с простоквашей и швырнул его прямо в тигра. Простокваша испачкала тигра с ног до головы.

Тигр никогда раньше простокваши не видел. И он подумал: если у мыгров такой огромный плевок, то какие же они сами? Это обеспокоило его, но тигр все же признать свое поражение не хотел. И он снова проревел:

– Я – тигр, я раджа джунглей, это мой дом! Открывайте, а то все кости вам переломаю.

– Какой из тебя раджа джунглей, если ты не сумел победить даже в таком простом деле! Но так и быть, давай попробуем еще раз. Кто победит, тому и владеть пещерой. А условие такое: ты найдешь в своей шкуре блоху и бросишь сюда. Мы тоже поймаем блоху и бросим тебе. Чья блоха окажется больше, тот и победил.

Тигр долго искал в своей шкуре блоху побольше, наконец поймал и бросил ее в пещеру:

– А где же ваша? Дайте я взгляну на нее. Что же вы не бросаете?

Хусне отвязал обезьянку и подтолкнул ее к выходу из пещеры. А она была страшно голодна. Обезьянка сразу прыгнула на тигра и давай слизывать с него простоквашу, а чтобы не свалиться, вцепилась в него так крепко, что разодрала ему шкуру до крови.

Тигр страшно перепугался. Если у мыгров такие огромные и злые блохи, то какими же громадными и кровожадными окажутся они сами?! Задрожал тигр от страха и убежал.

– Братец,- сказал Хусне, обращаясь к Зире,- хотя тигр и убежал, но вдруг он соберет своих приятелей и приведет сюда. На этот раз нам легко удалось спастись. А вот если они нагрянут все вместе, от нас и мокрого места не останется.

Братья покинули пещеру и стали карабкаться на высокое дерево, чтобы укрыться в его густой кроне. Хусне ловко забрался на дерево, а бедняга Зире оказался неповоротливым. Хусне с трудом втащил его наверх, и оба брата затаились в густых ветвях дерева.

Прошло совсем немного времени, и вдруг они услышали совсем близко рев нескольких тигров. Хусне посмотрел в ту сторону и не на шутку перепугался. Столько тигров сразу ему еще не приходилось видеть. Впереди всех грозно выступал хозяин пещеры, из которой они только что выбрались. Тигр громко рассказывал своим спутникам:

– Друзья мои! Мыгры бросили свою блоху, и оказалась она побольше лисицы. Как набросилась она на меня, вмиг расцарапала до крови.

– Где же эти мыгры с их огромными блохами?-спрашивали тигры своего

Приятеля.- Хоть бы посмотреть на них. Все вместе мы не оставили бы от них и кусочка.

– Наверное, они удрали,- ответил тигр.- Видите, как славно получилось.

– Дружище,- сказали тигры,- благодари судьбу, что большая беда исчезла сама собою. Теперь тебе только радоваться да благодарить судьбу, которая, считай, подарила тебе новую жизнь.- И они стали помогать тигру готовить благодарственное угощение за избавление от напасти.

Вскоре тигры притащили несколько коров, а также несколько бурдюков с топленым маслом, мешки с рисом, и все вместе принялись готовить плов.

Один из тигров был слепым. Друзья посоветовали ему отдохнуть пока в тени какого-нибудь дерева. Случайно они оставили его под тем деревом, в ветвях которого укрылись Хусне и Зире.

“Если эти твари затеяли готовить плов,- подумал Хусне,- то это продлится довольно долго. А мы, выходит, все это время должны оставаться пленниками на дереве”. А Зире и вовсе перепугался. К тому же он здорово проголодался. Хусне всячески успокаивал его, старался приободрить. Но Зире расплакался, как ребенок, и говорит:

– Живот у меня разболелся, тошнота подступает. И есть хочется, и жажда мучает. До каких пор буду я сидеть здесь?

И тут опять подступило к горлу, и Зире стошнило. Тигр поднял шум:

– Дождь, дождь пошел! Я весь вымок. Услышали тигры эти несуразные речи и обозлились:

– Слепой, видно, ты окончательно свихнулся! Неужели не чувствуешь, как припекает солнце? Не отвлекай от дела, иначе сегодня придется приготовить с рисом и тебя.

Тигр замолчал. Но когда Зире услышал недовольное рычание тигров, он задрожал от страха, его ноги соскользнули, и он свалился прямо на слепого тигра. Понимая всю опасность, Хусне громко закричал:

– Ни с места! Мы, все мыгры, прибыли со своим войском. Не оставим в живых ни одного тигра!

С этими словами Хусне тоже прыгнул на слепого тигра. Тот совсем потерял рассудок и заорал во всю мощь:

– Спасайтесь, мыгры напали!

А тут еще Хусне стал избивать его палкой. Слепой вопил, взывая о помощи:

– Спасите меня, убивают!

Тем временем Хусне и Зире старались шуметь как можно больше:

– Наконец-то мы, мыгры, покончим с тиграми! – Братья стали бить в барабан и дудеть в дуду, да как можно громче.

Тигры решили, что на них обрушилась великая беда и стали разбегаться. А слепому тигру крикнули, чтобы он догонял их.

Когда тигры разбежались, братья подошли к котлам с пловом. Зире захотел взять себе мясо. Хусне уступил ему, а сам забрал рис. Пообедав, они взвалили на плечи свои пожитки и отправились домой.

Счастливые тем, что им удалось избавиться от большой беды, ниспосланной Аллахом за их неправедную жизнь, братья ступили на стезю добродетели и своим трудом стали зарабатывать хлеб насущный.

Сказка Тигр и Мыгры