Неразрешимая загадка

У одного короля была дочь. Могла она разгадать любую загадку и тем на весь мир прославилась. Все-то на нее дивились, а от женихов отбою не было. Вот король и говорит:

– Этого нельзя стерпеть! Что ни день, то дворец женихами битком набит. Отныне будет так: кто моей дочери неразрешимую загадку загадает, тому быть ее мужем. А чьи загадки она разгадает, тех велю вешать.

Это помогло – с той поры женихов как не бывало.

Так время и шло.

Тут как-то три брата стали похваляться, да до того дохвалились, что вздумали с королевной тягаться. Пошел во дворец старший брат. Хитра была его загадка, да, видать, королевнины ответы еще похитрее были. Делать нечего, пришлось старшему брату идти на виселицу.

Не лучше и у среднего брата дело обернулось.

Вот собрался во дворец младший брат, а отец с матерью не пускают: кому после них хутор останется? Кто их на старости лет кормить-поить будет? Но младший брат не отступается, просит, уговаривает. Отец и согласился, а мать – ни за что: двоих сыновей повесили, третьего нипочем не отдаст.

“А, чтоб тебя, – досадует младший брат про себя, – уйду потихоньку”. И говорит он однажды матери:

– Слышь, матушка, я в лес пойду на косуль охотиться. Отрежь-ка ты мне хлеба горбушку да собери в кулек какой ни на есть еды.

Мать тотчас смекнула, что у сына на уме. Рассердилась она и насыпала в горбушку яду. Сыплет, а сама со слезами приговаривает:

– Чем на виселице погибать, помри лучше в пути. Хоть стыда не будет,, что все три сына позорной смертью кончились.

Взял младший брат свое ружьецо и ускакал. В пути конь приустал. Младший думает: “Постой-ка, дам я тебе хлеба горбушку, авось оправишься”. Съел конь горбушку и сдох. Прилетели две вороны, выклевали у коня глаза и тоже сдохли. Сунул младший брат ворон в кулек и пошел. Под вечер зашел в избу, где жила мать с двенадцатью сыновьями – злыми разбойниками. Но в ту пору мать одна дома была.

– Нет ли чего закусить? – спросил младший брат.

– Как не быть! Да ешь поскорее, а не то сыновья вернутся, они тебя убьют.

– А сколько у тебя сыновей?

– Двенадцать.

– Вот как хорошо, бабуся! У меня в кульке два голубка. Зажарь-ка ты первым шестерым одного, и вторым шестерым другого. А я поем и пойду дальше.

Наелся младший брат, но не ушел, а залез потихоньку на чердак. А старуха птиц жарила, ничего не заметила. В полночь вернулись старухины сыновья и спрашивают:

– Чьим духом пахнет?

– Какому тут духу быть? Вот двух голубей раздобыла да сжарила: одним шестерым одного, другим шестерым – другого.

Поели сыновья да тотчас ноги и протянули. Обглодала мать косточки – и та кончилась. А младший брат пошел утром дальше. Шел, шел, однако далеко ли натощак уйдешь? Взял он ружье на плечо и загадал: “Подстрелю косулю – быть мне королем. Не подстрелю – помирать мне в лесу с голоду”.

Хоть и стоял он к косуле задом – все же подстрелил ее. Поел досыта и пошел во дворец. И тотчас загадывает королевне такую загадку: “Я лихой охотничек. Убил одного; тот двух прикончил. А те два сперва двенадцать загубили, а там и еще одну. В другой раз я подстрелил, кого не видал, а потом поел, кого увидал”.

А уговор такой: королевне можно загадку десять дней разгадывать, но совета ни у кого спрашивать нельзя.

Думает королевна, гадает – разгадать не может. Переманил вечером младший брат на свою сторону королевнина стражника и говорит ему:

– Слышь, стану королем назначу тебя советником. Только сделай, что прикажу: подслушай под дверями, что королевна говорит.

Подслушал стражник. И передает младшему брату, что-де королевна так сказала: “Ах ты, негодник! Вот загадал мне загадку! Ну, да ничего, у меня десять дней сроку. Девять дней стану к нему служанок подсылать, авось выведают разгадку. А не сумеют – то на десятый день сама к нему пойду. Лишь бы все шито-крыто, чтобы не прознал никто, что я за советом ходила”.

– Ладно. Ты, стражник, парень бравый. Возьми огниво и спрячься в моей опочивальне. Вот станут ко мне служанки ходить, разгадку выманивать. Как зайдет ко мне одна – я чихну, а ты сейчас же высекай искры, что есть мочи.

Ладно. Вечером первая служанка тут как тут. Только она про разгадку речь завела – чихнул младший брат, а стражник давай из огнива искры высекать. Убежала служанка сломя голову и платочек свой оставила.

С другими служанками точно так же случилось.

На десятый день решилась королевна сама счастья попытать. Отворила дверь и спрашивает, да так боязливо:

– Паренек, ты один?

– А что тебе?

– Да боюсь я, паренек, не дознался бы кто, о чем стану спрашивать.

– О разгадке, небось?

– А как же! Паренек, родненький, подскажи мне хоть первое словечко, большего мне и не надобно…

Услышал младший брат такие слова, размякло у пего сердечко, не утерпел – сказал королевне первое слово. Даже чихнуть позабыл. Да ведь вот еще какое наваждение: так голову потерял, что и второе словечко с языка сорвалось! Опомнился он тут же, чихнул, и защелкало огниво! Тут королевны и след простыл, только платочек ее остался. Два слова она узнала, а ей только того и надо было.

Утром разгадала королевна загадку. Идти младшему брату на виселицу! Выпросил он у короля дозволение – загадать королевне у виселицы еще одну загадку, самую легкую на свете! Король подумал: “Ну что за беда? Коли она разгадала такую трудную загадку, легкую-то и подавно разгадает”.

Пришли к виселице. Младший брат загадывает загадку: “Был я лихой охотничек. В десять косуль целил. Мясо удрало, а шкурки и поныне при мне”.

Не ожидала королевна такой загадки! Вот теперь и отгадывай про то, что сама же со своими служанками делала! Сказать отцу, что первые слова разгадки выманила? Нет, нельзя. Отгадать загадку? Еще хуже: отец сразу про все догадается. Не было бы при парне платочков! Или не было бы такого уговора, что ей ни у кого совета спрашивать нельзя, – тогда б выкрутилась. А теперь-то как быть? Только и остается, что за младшего брата замуж идти. Так королевна и сделала.

После свадьбы созвал молодой король войско и пошел отца с матерью навестить. Вздумалось ему по пути снести разбойничью избу – ту, где он ворон за голубей выдавал. Сорвали воины крышу, сорвали пол, глядь – что за чудеса! – под полом подвал огромный, а в подвале его братья связанные сидят. Совсем, бедняги, замучились, хоть и было у них пищи в достатке: разбойники в подвал и еды, и питья всякого понатаскали. Младший брат спрашивает:

– Братцы, дорогие, как вы сюда попали? Разве загадок королевне не загадывали? Разве на виселице не погибли?

– Мы до королевского дворца и не добрались. Нас разбойники схватили, а отцу подложные письма послали, что, дескать, нас повесили, что-де королевна наши загадки разгадала. Это для того, чтобы не искал нас отец, чтобы на след не напал да разбойничья логова не разорил.

То-то обрадовались старик-отец да старуха-мать, когда их младший сын – королевский зять – домой вернулся да и старших сыновей привел. Плакали старики от радости три дня и три ночи, а потом с младшим сыном в его дворец пошли.

Сказка Неразрешимая загадка