Служба всего выше

В старые годы, когда и черти не прочь были учиться по-солдатски: маршировать и ружьем выкидывать, жил-был в Питере солдат, смелой да бойкой! Служил он ни хорошо, ни худо; на дело не напрашивался, от безделья не отказывался.

Вот досталось ему однажды стоять на часах в Галерном порте и, как нарочно, в самую полночь. Пошел он с богом, перекрестясь, и сменил товарища; стоит себе да от нечего делать выкидывает ружье на краул. Глядь – идет к нему нечистой; солдат не сробел, а хотя б и струсил, так что ж делать? От черта не в воду! “Здорово, служба!”

– говорит черт. “Здравия желаю!” – “Поучи, пожалуйста, меня на краул выкидывать, долго приглядываюсь, а никак понять не смогу”.- “Прямой ты черт! – сказал солдат.- Да где же тебе понять-то? Я вот десять лет служу и нашивку имею – а все еще учуся; уж и колотушек перенес не одну тысячу! А ты хочешь одной наглядкою взять! Нет, брат, уж это больно скоро, да и дешево!” – “Поучи, служивой!” – “Пожалуй, только за что сам купил, за то и тебе продам”.

Поставил солдат черта во фронт и для почину как свист нет его во всю мочь прикладом по затылку, ажио пошатнулся нечистой. “А! Так ты еще нагибаешься во

фронте!” И давай его лупить по чем попало; отсчитал ударов десять и видит, что черт только ножками подергивает, а кричать совсем перестал… “Ну,- говорит,- ступай теперь! На первой раз довольно будет. Хоть мне и жаль тебя, да что делать? Без того нельзя. Сам ведаешь, служба всего выше, SLB фронте, брат, нету родни!” Тошнехонек пришелся черту первой урок; но солдат говорит, что без муки не бывает науки; стало быть – так надо, ему лучше знать! Поблагодарил черт за ученье, дал солдату десять золотых и ушел.

“Эка! – думает солдат,- Жалко, что мало бил! То ли дело, кабы разов двадцать ударил: глядишь, он бы двадцать золотых дал!”

Ровно через неделю досталось солдату опять стоять на часах и на том же самом месте. Стоит он, выкидывает ружьем разные приемы, а на уме держит: “Ну, коли теперь явится нечистой, уж я свое наверстаю!”

В полночь – откуда ни взялся – приходит нечистой. “Здравствуй, служба!” – “Здорово, брат! Зачем пришел?” – “Как зачем? Учиться”.- “То-то и есть! А то хотел сразу все захватить! Нет, дружище, скоро делают, так слепые родятся… Становись во фронт! – командует солдат.- Грудь вперед, брюхо подбери, глаза в начальство уставь!” Долго возился он с чертом, много надавал ему тузанов и колотушек и таки выучил нечистого делать ружьем: и на плечо, и к ноге, и на краул. “Ну,- говорит,- теперь ты хоть к самому сатане на ординарцы, так и то не ударишь лицом в грязь! Только разве в том маленькая фальшь будет, что хвост у тебя назади велик. Ну-ка, повернись налево кругом!” Нечистой повернулся, а солдат вынул из кармана шейной крестик да потихоньку и нацепил на черта. Как запрыгает черт, как закричит благим матом! “А что, разве это вам, чертям, не по нутру?” – спрашивает солдат. Черт видит, что впросак попался, давай сулить солдату и серебра, и золота, и всякого богатства. Солдат не прочь от денег и велел притащить ни мало, ни много – целый воз! В минуту все было готово: черт притащил целой ворох денег, солдат спрятал их в овраге и закрестил: “А то,- говорит,- вы бесовская сволочь! Нашего брата православного только обманываете, вместо золота уголье насыпаете!” – “Что ж, служивой! – молит бес – Отпусти меня, сними свой крестик!” – “Нет, брат, погоди! Деньги деньгами, а ты сослужи мне и другую службу. Вот уж десять лет, как не был я дома, а там у меня жена и детки остались; смерть хочется побывать на родине да на своих посмотреть! Свози-ка меня домой: я, брат, не из дальних – из Иркутской губернии. Как свозишь, тогда и крест сниму!”

Черт поморщился, поморщился и согласился.

На другой день пошел солдат к начальству, отпросился на два дня погулять (а были тогда праздники), и сейчас же к нечистому; уселся на него верхом и крепко-крепко ухватился за рога. Черт как свистнет, как понесется –

Словно молния! Солдат только посматривает, как мелькают перед ним города и села: “Ай да молодец! Люблю за прыть!” И не успел еще проговорить всего, глядь – уж и приехал. Слез солдат с черта: “Спасибо,- говорит,- вот удружил так удружил! Ступай теперь, куда знаешь, а завтра на ночь приходи: назад поедем”.

Прогостил, пропировал солдат целых два дня, а к ночи попрощался с родными и воротился на черте в Питер как раз в срок. И ведь как измучил нечистого! Чуть-чуть рог ему не обломал! Снял он с него крест и не успел еще в карман спрятать, глядь – а уж черта нет! И след простыл!

С той самой поры и не видал солдат черта; забрал он бесовские деньги и зажил себе припеваючи.


Сказка Служба всего выше