Дочь купца

Было то или не было – жил на свете один очень богатый купец. Было у него двое детей – дочь и сын. И дочь и сын учились. Дочь училась в том же городе, где сам купец жил, а сын – в другом. Был у этого купца близкий друг, святой отец, монах. Так любил этого монаха купец, что и глотка воды без него не выпьет. Собрался однажды купец торговать в другой город, да не на кого дом оставить. Одна только дочь, и та уж так расцвела, что и ее одну не оставишь. Призвал купец своего друга-монаха и говорит:

– Не знаю, что и делать. Надо мне ехать торговать в такой-то город, но кому оставить дочь и все мое богатство? Сижу здесь как со связанными руками и ногами, ни продать, ни купить ничего не могу.

А монах говорит:

– А я для чего? Не знаешь разве ты – “брат брату – в трудную минуту”. Какой же я тебе друг и побратим, если не могу за твоим домом и твоей семьей присмотреть, пока ты не вернешься.

Отлегло от сердца у купца, обнял он монаха и говорит:

– Ты мне ангел-спаситель.

Сдал ему все свое богатство и свою дочь-красавицу и с легким сердцем отправился в путь. Все заботы и горе забыл, думая, что оставляет в доме друга.

Прошло время. Очень ревностно взялся монах за все дела своего друга. Но больше всего заботился о его дочери. Никуда не выпускал ее, даже учиться не пускает, сам с ней целые дни сидит, сам ее и учит.

А девушка в самом расцвете, нет прекраснее ее ничего на свете. Так она прекрасна, так прекрасна, что сам дьявол шею из-за нее сломит.

Потерял монах голову, до того дошло, что так прямо и сказал ей:

– Люблю тебя, нет больше мочи. Хочешь не хочешь, а должна ты стать моей. Только все его просьбы, и мольбы, и кривлянья напрасны. И не смотрит на него девушка, и слова ласкового ему в ответ не скажет, только хмурится, опускает глаза и молчит. Даром только трудится монах. Понял он, что ласками и просьбами ничего не добьется, и стал угрожать:

– Не хочешь? Хорошо же, натравлю на тебя отца и брата,- знаешь ведь, как они мне доверяют. Смотри попадешь в беду.

Долго держалась и крепилась бедная девушка, но так запугал и затравил ее монах, что она и говорит ему, словно уж не смеет отказываться:

– Приходи в такой-то и такой-то день, в такое-то и такое-то место, где есть баня, – там на все соглашусь.

Что пасха для монаха настала. Вырядился монах в назначенный день и помчался в ту баню.

Пришла и девушка, вызвала банщика, пошепталась с ним и золотом ему позвенела. Дал ей банщик накаленный докрасна вертел и впустил в баню. Только вошла она, закричал монах от радости. Закричала и девушка монаху:

– Это в тебя дьявол вселился, подожди, сейчас я тебя крестом заклеймлю. Зашипела кожа на груди монаха, а девушка, что молния, вылетела из бани.

Прошло время, так и жжет монаха обида на девушку, что так жестоко его отделала. Написал он письмо своему другу: “Все мои заботы и старания оказались тщетны, твоя дочь забыла и стыд и разум. Погибла она совсем. Возвращайся и сам возьмись за свою дочь. Ее уже не спасти от позора, но хоть богатство свое спаси, не то все своим любовникам отдаст”.

Получил это письмо купец и схватился за голову. Рвет купец на себе волосы, оплакивает свою судьбу, оплакивает любимую, но потерянную дочь, погубленную свою семью. Нет конца-краю его горю.

Как был на ногах купец, так и не садился, отправился в тот город, где его сын жил и учился. Пришел, вызвал его и говорит:

– Сын ты мне?

– Так учила меня моя мать.

– Ценишь ли ты отцовство мое?

– Я и на деле это докажу.

– Так иди и накажи ту, что опозорила мою семью, ославила мое имя, убей ее! Сказал и отдал ему письмо монаха.

Как отец, так и сын доверяли монаху. Ни одному из них и в голову, не пришло, что этот святой отец мог так оклеветать бедную девушку.

Как прочитал сын письмо монаха, так чуть не сошел с ума, чуть не изгрыз всего себя.

– Дай мне нож, собственной рукой уничтожу я опозорившую нас сестру.

Дал ему отец кинжал и отправил его на родину расправляться с сестрой. Не решается отец запятнать руки кровью дочери, но и оставить ее в живых не хочет, чтобы развратная дочь не позорила его перед всем светом.

Приехал сын на родину ночью. Подошел к дому.

– Открой двери.

– Кто там? – спрашивает сестра.

– Я.

– Кто ты?

– Да я же, я!

– Не монах ли?

– Хм! – заскрежетал зубами брат. – Совсем забыла стыд. Да я же – брат твой, открой!

В мгновение ока вскочила девушка, бросилась к дверям и только хотела броситься на шею брату, как приставил он к сердцу сестры обнаженный кинжал. Закричала сестра:

– О брат, не обагри руки кровью родной сестры своей! Сдержался тогда брат, сказал только ей:

– Хорошо, одевайся и иди за мной, смотри только, ни слова мне не говори. Пошла она. Шли они, шли, девять гор перешли.

Привел брат сестру на десятую гору и оставил ее там.

Осталась девушка одна. Ни души вокруг, жалости ждать неоткуда. Сидит и плачет, слезами заливается.

В горах видимо-невидимо зверья хищного. Боится бедняжка, плачет, только пожалели ее звери и не трогают ее, так мимо ходят.

Вошла она в одну пещеру и поселилась там. Одеяло ее – виноград дикий, а подстилка – зеленый мох.

Прошла неделя, миновал месяц, год.

Пьет девушка из водопада, ест плоды лесные. Одичала бедняжка, ходит растрепанная, оборванная, только еще больше прежнего похорошела и расцвела.

Однажды раздались в этих горах крик, шум, лай собак. А это сын царя тех мест вышел на охоту со всеми своими слугами. Разворотили они все горы, стреляют, бьют зверей. Увидел сын царя в пещере девушку, увидел и потерял сердце. Никогда ничего не видел он прелестнее ее.

Остановился сын царя и говорит:

– Скажи, кто ты, откуда, человек ты или чудо?

– Я простая смертная, сама не знаю, за что изгнали меня из дому и покинули в этих краях. Люди предали меня, а звери пощадили и не съели меня, сохранили мне жизнь.

– Кто тот жестокий, кто тот слепой, что предал тебя и бросил здесь одну?

– Мой родной брат.

Разговорились они, и все рассказала ему девушка.

Смотрит на нее сын царя и все больше и больше теряет разум.

– Хочу быть другом твоим. Хочешь ли стать моей женой и царицей в моем царстве?

– Не смейся надо мною, – сказала девушка. – Чем заслужила я такое счастье, если даже любви моего брата и отца не заслужила?

– Клянусь небом и землей, что никогда не оставлю тебя, никогда не изменю и всякая радость без тебя будет мне горем.

– Не надо… Я – дочь простого купца, ты – сын и наследник царя.

– Кто бы ты ни была, отныне ты моя, и никому не уступлю тебя, пока я жив.

Разве нужны были еще клятвы? И без клятвы рада была бедная девушка довериться его царскому слову, довериться его любви и заботе. И к кому еще могла она пойти и просить защиты?

Повел ее царевич домой.

Обрадовались царь и царица ее красоте, не стали и спрашивать, кто она и откуда; отпраздновали свадьбу. Родила молодая невестка сына и дочь.

Только горюет она, тоскует. Нет ей покоя, как вспомнит, что очернил и опозорил ее монах перед отцом и братом. Хочет она видеть родных. Огнем горит ее любовь к ним.

Однажды стала она на колени перед мужем и просит:

– Отпусти меня на родину. Позволь мне переодеться мужчиной и так навестить отца и брата.

Отпустил ее муж, еще и похвалил за это.

Сказано – сделано. Переоделась она и отправилась на родину, а мужу сказала:

– Прошу тебя, возьми сына и дочь и приведи их к такому-то дню туда, ко мне. Много ли шла или мало, только пришла она, переодетая мужчиной, в тот город, где ее отец и брат были. Прошла по городу, подошла к дому своего отца и стала у дверей. Не узнал отец переодетую дочь. Не узнал и брат сестру.

– Не хотите ли приказчика? – говорит дочь. – Возьмите меня, за платой я не гонюсь. – У меня и без того много приказчиков, – говорит купец.

– Нет, одного все же не хватает, – говорит сын, – возьмем его, по лицу видно, что человек честный.

Взяли ее приказчиком.

Так она привязала к себе брата и добрым нравом и честной работой, а больше всего всякими сказками, что брата с сестрой-приказчиком и водой не разольешь. Однажды, в свободное время, спросил приказчик брата:

– Отчего вы в черном все – и отец и сын? Рассказал ей брат: “У меня была сестра…”

Рассказывает и плачет, слезами заливается. Заплакала и она вместе с ним.

Подошел отец, услышал, о чем они, и тоже загрустил. Рассказали все, погоревали, решили, что пора уже окончить траур и отцу по погибшей дочери, и брату по погубленной сестре. Решили на завтра назначить праздник, снять траур.

Завтра же должен был приехать и царевич с сыном и дочерью. Началось в доме купца большое веселье.

Пригласили всех: большого и малого, богатого и бедного, пригласили и лучшего друга дома – того монаха.

В разгар веселья стали гости рассказывать всякие сказки, рассказы, басни и побасенки. Рассказывают все: каждому отличиться охота.

Встал тогда сын купца и говорит:

– У нас есть один приказчик, никто так не рассказывает сказок, как он.

Стали все просить этого приказчика рассказать какую-нибудь сердечную сказку.

– Рассказал бы я вам очень хорошую сказку, да боюсь – помешаете мне, досказать не дадите, я не хочу напрасно ни вас беспокоить, ни себя.

– Нет, не помешаем, не помешаем! – закричали все.

– Так если кто попробует помешать мне, при первой же попытке пусть снимет шапку и сапоги, при второй – останется в одном белье, а при третьей – снимет и рубаху. Обещаете выполнить все это – расскажу, а нет – ничего не расскажу.

Поклялись ему, что все выполнят, как он просит, и начал этот приказчик:

– Был один богатый купец. У него было двое детей – дочь и сын. У этого купца в разных странах велась торговля, и пришлось ему однажды далеко уехать. Призвал он тогда своего лучшего друга – духовного отца – и поручил ему следить и за дочерью, и за своим богатством.

– Неправда! – закричал вдруг монах изо всей силы.

– Снимите с монаха клобук и сапоги! – говорит она. Исполнили все, как обещали.

– Стал монах приставать к девушке, чтобы соблазнить и развратить ее.

– Ложь, ложь! – заревел монах, что бык на заклании.

– Снимите с него рясу и все остальное платье. Бросились гости к монаху и раздели его, как обещали.

– До того довел бедную девушку, что заставил ее пойти в баню, чтобы…

– Ложь, ложь! – заревел монах, а сам так и похолодел весь.

– Ах, ложь? Так снимите с него рубаху и посмотрите, как заклеймила она его! Посмотрите, есть ли на груди у него клеймо.

Сняли рубаху и поразились все, увидев на груди у монаха клеймо крестом. Поднялся шум, крик, не знают, что делать, что и думать. Плачет отец:

– О, дочь моя, бедная моя дочь! Погубил я невинную, закололи, убили, ее. И брат убивается:

– Горе мне, зачем я родился на этот свет, родную сестру свою, невинную, чистую, бросил в диких горах, диким зверям на съедение отдал!

– Нет, нет, не плачьте, не убивайтесь! – говорит приказчик. – Подождите, сейчас будет чудо!

Сбросила она с себя мужское платье и говорит:

– Что, узнаете меня?

Узнал отец свою дочь, узнал и брат сестру. И только они хотят броситься к ней, обнять чудесную сказочницу, как раскрылись двери и появился царевич, ее муж, с двумя чудесными детьми – сыном и дочерью.

Узнали все друг друга, обнялись, целуются. Нет конца их радости и ласкам. А монаха бросили в темный подвал, к грязным гадам и змеям.

Мор там, пир здесь,

Отсев там, мука здесь.

Сказка Дочь купца