Завещание



Жил в селе бедный старик, и был у него сын Ахмет. Вот собрался старик помирать и зовет к себе сына.

– Мальчик мой, – говорит, – хочу я перед смертью оставить тебе завещание.

Удивился сын.

“Какое, – думает, – завещание может оставить мой бедный отец, если всю жизнь работал, не покладая рук, а добра не нажил?”

А старик вздохнул и говорит:

– Хочу, чтобы было у тебя в каждой из соседних деревень по дому.

Еще больше озадачили эти слова Ахмета.

“Какие, – думает, – дома, если и наш-то не сегодня, так завтра развалится?”

А старик продолжает:

– Не спеши с людьми первым здороваться, пусть сначала они тебя поприветствуют.

Вот тогда и сам шапку снимешь да поклонишься.

Призадумался сын:

“Совсем плох мой бедный родитель. Как это я могу ни с того ни с сего возгордиться? От меня, пожалуй, в первый же день все соседи отвернутся, да еще и невеждой назовут”.

Старик взял сына за руку.

– И последний мой наказ, – молвит, – ешь всегда вкусно…

Что-то еще хотел добавить. Но вздохнул в последний раз и помер.

Поплакал сын, погоревал, а работа не ждет. Пора бы уже и в поле ехать, пахать да боронить.

Запряг Ахмет свою тощую кобылку. Видит – по улице люди идут и все не чужие, все его знают чуть ли не с пеленок, с каждым бы нужно поздороваться первым. А завещание отца? Его нарушить тоже нельзя. Вернулся Ахмет в дом, сел за стол и сам про себя рассуждает:

“И чего это я в поле собрался? Ведь отец перво-наперво наказывал позаботиться о доме в каждой деревне”.

И так ему жалко себя, что есть захотелось. Нашел Ахмет корку черствого хлеба. Уже собрался укусить, да вспомнил: отец велел есть вкусно, а тут корка хлеба наполовину с мякиной.

Уже свечерело, а Ахмет все умом раскидывает: как жить дальше? Слышит – в окно стучат. И входит в дом странник с ног до головы в дорожной пыли, пустая сума за плечами.

– Проходи, добрый человек, – говорит ему Ахмет, – гостем будешь. Угол у меня всегда найдется. Только вот за угощение не взыщи: кроме этой черствой корки, в доме ничего нет.

– Отчего так? – спрашивает странник.

– По родительскому благословению живу, – отвечает Ахмет. – Но и эту корку нельзя мне грызть. Отец завещал есть вкусно. Нельзя мне и в поле ехать. Да и как ехать, если в первую голову надо о доме в каждой деревне подумать? Отец не велел мне первым ни с кем здороваться, а всех добрых людей стороной не обойдешь, за версту не объедешь.

Грустно улыбнулся странник.

– Хороший, – говорит, – человек был твой отец, мудрый человек. Верный ты сын и достоин отца своего. Да не так ты его понял. Вот что я тебе скажу: сейчас ложись спать, а утром поднимайся ни свет ни заря и поезжай в поле. Об остальном не печалься. Все придет само собой.

Еще предрассветный туман не рассеялся, а Ахмет был уже на ногах. С опаской да с оглядкой выехал за ворота. Глядит – никого нет. Версту проехал – никого. Уже и село позади – ни одного встречного. Повеселел Ахмет. “Или повезло, – думает, – или я первым на селе проснулся. Надо и завтра так же сделать”.

К полудню вспахал он свой клочок землицы. Заборонил его. Рожь посеял. Еще отрадней на душе стало. Хотел прилечь на меже, передохнуть немного, но видит – идет к нему через поле человек. Испугался Ахмет: “Теперь-то уж наверняка придется мне первому здороваться!” И хотел было спрятаться. Да куда там! Человек сам шапку снял.

– Здравствуй, – говорит. – Красиво ты работаешь. А вот у меня лошадь пала. Теперь и делянка моя недопахана, и рожь не посеяна, и, видно, сидеть моим ребятишкам всю зиму без хлеба.

– Не бывать тому, – говорит Ахмет. – Где твоя делянка?

– Да вот она, за дорогой, у соседнего села.

Солнце на закат пошло, когда Ахмет с новым своим другом бросили в землю последние семена и наконец-то утерли пот.

– Как мне отблагодарить тебя? – задумался друг. – Просто так я тебя, Ахмет, не отпущу. Зайдем в мой дом. Да что я говорю! Он отныне такой же мой, как и твой. Двери в этом доме для тебя всегда открыты.

– Сегодня не могу, – говорит Ахмет, – мне бы засветло в свое село успеть. Но есть у меня теперь дом в вашем селе, и это главное.

– Тогда уважь, возьми на дорогу лепешку. Она из тех же семян, из того же зерна, что мы сейчас сеяли.

Первым выехал в поле Ахмет, вернулся в село последним. А люди все примечают. Любят люди добрых и работящих. Каждый рад поприветствовать Ахмета, о здоровье справиться.

Приехал Ахмет домой. Сел за стол. Стал жевать лепешку. Стал отцово завещание вспоминать. Тут и напутствие странника само собой вспомнилось. А лепешка после трудного денька такой вкусной показалась – слаще меда!

Сказка Завещание