Зайчонок

Был у одной зайчихи единственный сынок. И был он очень трусливым. Поэтому мать, выходя из дома, всегда крепко запирала дверь на замок. Зайчонок, оставшись один, тут же забивался в угол и начинал трястись от страха.

Однажды зайчиха, прикрыв дверь, отлучилась куда-то и долго не возвращалась. Проголодавшийся зайчонок открыл дверь, выбрался наружу и направился в сторону леса. Тут навстречу ему попалась мышка.

– Куда путь держишь? – спросила она его.

Не зная, что ответить, зайчонок задрожал и заплакал.

– Мамы нет… – еле проговорил он сквозь слезы.

– Может быть, она ходит где-нибудь по этому лесу, – сказала мышь и проводила зайчонка немного дальше Боязливо ступая, зайчонок продолжил свои путь, но тут перед ним появилась лиса.

– Куда путь держишь? – спросила она, занимая зайчонка разговором.

Тот подумал, что лиса так же, как и мышь, не тронет его, а только подскажет как быть, честно ответил:

– К маме иду.

Лиса усмехнулась и решила схитрить.

– Так ведь твоя мать уже домой пошла! – сказала она, обманывая доверчивого зайчонка.

Зайчонок растерянно оглянулся по сторонам, но не смог определить, в какой же стороне остался его дом. Он заплакал и попросил лису:

– Покажи, пожалуйста, где мой дом.

– Хорошо, следуй за мной! – сказала лиса и, вильнув хвостом, устремилась вперед.

Зайчонок робко двинулся следом.

Вскоре лиса привела зайчонка к себе домой, завела его внутрь, заперла дверь и сказала, щелкнув зубами:

– Теперь ты от меня никуда не убежишь! Сейчас я тебя съем! От страха у зайчонка душа ушла в пятки.

– Отпусти меня, сестрица, – взмолился он и зарыдал.

Услышав жалобный голос зайчонка и злобный голос лисы, в лисий дом зашел волк. Увидев свернувшегося в комочек и трясущегося от страха зайчонка, волк зарычал на лису:

– Почему ты, зная, что я голоден, не отдала зайчонка мне?!

Тут лиса и волк заспорили, обвиняя друг друга, поссорились и в конце концов, сцепившись, затеяли драку. Воспользовавшись суматохой, зайчонок выскользнул наружу и бросился наутек. А подравшиеся из-за добычи волк и лиса остались ни с чем и принялись зализывать раны.