Сын тушина и царевич

Жил, а может, и не был, некий царь. Был у него один-единст – венный сын, в котором царь души не чаял.

– Вряд ли есть на свете другой такой мальчик!-сказал он однажды своим назир-визирям.

– Свет велик, наверное, есть!-ответил главный визирь. Царь разгневался:

– Попробуй сыскать! Найдешь такого, получишь столько золота, сколько весишь сам, а нет – головы лишишься.

Визирь испросил три месяца сроку и отправился искать мальчика, в точности похожего на царевича. Исходил он вдоль и поперек три стороны царства. Минуло три месяца. Вернулся он к царю и говорит:

– Государь, я обошел три стороны твоих владений, осталось поискать в четвертой. Дай еще месяц сроку. Если не приведу мальчика, похожего на царевича, руби мне тогда голову.

Царь дал визирю еще месяц сроку.

Ищет главный визирь мальчика в четвертой стороне царства. Добрался до гор, где скотоводы-тушины пасли овец. По склону мальчишки бегают. Один из них как две капли воды схож с царевичем. Увидел его визирь и повел вместе с отцом во дворец. Там он нарядил сына пастуха-тушина в платье царевича и повел обоих мальчиков в покои царя.

Царь то одного мальчика обнимет, то другого – никак не отличит своего сына от чужого.

– Хвала тебе, мой визирь, доказал ты свою правоту, получай обещанное золото!

– Нет, царь, отблагодари сначала пастуха за то, что привел сюда сына, а потом уж расплатись со мной,- говорит визирь.

Одарил царь тушина золотом, серебром и попросил оставить мальчика во дворце, пока тот подрастет. Согласился тушин.

Мальчики вместе учатся, вместе играют. Выросли они в статных прекрасных юношей.

Радуется царь, а царица ходит чернее черной тучи. Спрашивает ее царь, чем она недовольна, кто ее прогневил.

– А чего мне быть довольной!-отвечает царица.- Все люди смертны, умрем и мы. Как отличат после нас царевича от сына пастуха? Вдруг сыну пастуха достанется царство?

– Не тревожься,- говорит царь,- вплети лишнюю нитку в платье нашего сына, и всякий опознает царевича.

Так и сделали. Повеселела царица, да загрустил сын тушина.

– Не горюй,- говорит ему царевич.- Надень мое платье, не нужна мне лишняя нитка.

– И мне не нужна. Мне то обидно, что не хотят одевать нас одинаково, как братьев.

День ходил юноша грустный, два, а на третий говорит царевичу:

– Попроси царя дать нам коней, поедем завтра на прогулку.

На другой день отправились юноши верхом на прогулку. Отъехали они

Далеко от города, и тут сын пастуха обнял царевича, попрощался с ним и погнал коня вскачь. Царевич – за ним.

– Не следуй за мной. Ты царевич, а я сын пастуха!

– Куда ты, туда и я! Никогда не расстанусь с тобой.- И поехал царевич рядом со своим названым братом.

Много ли, мало ли проехали, оказались они в неведомой земле. Не знают, куда дальше ехать. Решили: куда стрела полетит, туда они и поедут. Натянул сын тушина тетиву, пустил стрелу. Полетела стрела за семь гор. Едут всадники вслед за ней, едут по приметам – с деревьев ветви сорваны стрелой, с гор макушки сбиты.

Перевалили они седьмую гору. Видят: на склоне виноградник, а в нем, под деревом айвы, торчит из земли их стрела. Спешились они и пустили коней щипать траву за виноградником. Сами нарвали винограду, поели и улеглись спать под айвой.

Проснулись утром и видят: нет им дороги. Страшный гвелвешапи обвил виноградник, хвост к голове закинул и держит в пасти.

– Будем биться с ним,- говорит сын тушина.

– Не очень-то надейтесь на свои силы,- молвил гвелвешапи человечьим голосом.- Меня мечом-железкой не сразить, стрелой мне шкуру не пробить. Ударю разок хвостом – ничего от вас не останется. Но я вам не желаю

Зла, отпущу с уговором – привезете мне девушку, не рожденную человеком.

– Будь по-твоему! Выпусти нас отсюда!

– На слово я не верю. Один из вас останется здесь, другой пойдет за девушкой.

– А где искать ту девушку? – спрашивает сын тушина.

– Иди в сторону заката. Может, там найдешь ее.

С гвелвешапи остался царевич, а сын тушина пустился в путь.

Идет солнце на запад, идет юноша за солнцем. К вечеру оказался он у опушки леса. На опушке дом, а во дворе старуха теребит шерсть.

Здравствуй, мать,-поздоровался юноша.-Истомила меня жажда, дай попить водицы, ради твоих детей.

Обернулась старуха:

– Здравствуй, сынок! Не назови ты меня матерью, достался бы на ужин моим сыновьям! Что тебя привело сюда? Над владениями дэвов птица и та не смеет пролететь.

– Такая у меня беда – и к дэву попасть не страшно! Ищу я девушку, не рожденную человеком. Не знаешь, мать, как ее найти?

Обещала старуха помочь его беде. Напоила, накормила юношу и говорит: Спрячься в тонэ, а то скоро мои сыновья с охоты вернутся. Попа-ешься им на глаза, съедят тебя живьем! Тонэ –

Большая печь для выпечки хлеба, полуврытая в землю.

Пришли с охоты дэвы – сыновья старухи. Принесли с собой оленя, освежевали его, зажарили, поели и улеглись спать.

Утром, когда дэвы снова ушли на охоту, дала старуха сыну тушина острый нож и говорит:

– Иди срежь в лесу дерево и притащи сюда.

Срезал юноша высокое дерево, кое-как приволок его, а старуха переломила ствол о колено!

– Не годится это, надобно покрепче. Садись на коня и езжай за мной. Пошла старуха в лес, срезала исполинское дерево и сама его понесла. Идет старуха, так шибко шагает, что конь за ней едва поспевает. Вышли они из

Леса к морскому берегу.

– Вот тебе нож и точило,- говорит старуха юноше,- наточи нож, да так, чтоб с одного раза перерезать ствол.

Наточил сын тушина нож. Старуха молвила волшебное слово и швырнула дерево в море. Отхлынула вода от берега, обнажила тростинку.

– Беги срежь ее под корень и неси сюда! – говорит старуха.- Не мешкай, а то поглотят тебя волны.

Побежал юноша, срезал тростинку и скорей назад! Гонятся за ним волны, настигают. Побежал он быстрее – успел выскочить на берег.

Пошептала старуха над тростинкой, и вдруг лопнула тростинка, и вышла из нее девушка – глаз не отвести, такая прекрасная! Посадил юноша

Девушку-тростинку на своего коня и пустился в обратный путь. Ехали они, ехали и сбились с пути. Попали в сад с диковинными плодами.

Сошли путники с коня, сорвали по сочному плоду. Не успели надкусить, как неведомая сила потянула их, потащила! Это хозяин сада, жестокий одноглазый дэв, учуял человечий запах и притянул их к себе. Схватил дэв пришельцев и поволок в дом. Юношу дэв втолкнул в большую комнату и приковал цепью к стене, рядом с множеством других пленников, а девушку-тростинку заточил в башню. Потом дэв развел огонь, съел одного пленника и завалился спать.

Спит дэв, храпит на весь дом.

– Долго ли он спит? – спрашивает сын тушина пленников.

– Съест человека и три дня отсыпается.

– А вы ждете, пока он вас всех прикончит? Давайте дружно рванем цепи, разорвем их и убьем дэва.

Поднатужились пленники, рванули дружно цепи и порвали их! Кинулись люди наутек, подальше от страшного места. А сын тушина взял вертел, ткнул дэву в единственный глаз – пусть не ловит людей, не губит их! Взвыл дэв, вскочил, завертелся на месте. Юноша запер дэва и побежал в башню за девушкой-тростинкой. Хотел уже вывести ее, как услышал – чей-то голос зовет на помощь. Открыл юноша маленькую дверь в стене, а за ней старик уродец с трехаршинной бородой, прикован цепями.

– Эй, сын человечий, придвинь мне миску с едой, кувшин с водой! – просит уродец.

Пожалел юноша старичка, придвинул к нему миску и кувшин. Наелся уродец, напился. А вода в кувшине была не простая – каждый глоток утраивал силы. Разорвал уродец цепи, ударил кулаком юношу – отлетел тот словно тыква. Подхватил старичок девушку и исчез.

Поднялся сын тушина на ноги, глядит: ни уродца, ни девушки-тростинки.

Побрел он куда глаза глядят. Долго шел он через горы и ущелья. Платье на нем оборвалось. Обувь изодралась. Прилег юноша передохнуть под высокой мохнатой елью. Лежит, смотрит в небо и вдруг видит: летит на ель вешапи. А на ели гнездо огромное, и в нем два птенца волшебной птицы Паскунджй.

Запищали птенцы со страху. Схватил юноша лук, пустил стрелу и убил крылатое чудище.

Затихли птенцы. А юноша снова лег на землю и крепко уснул. Прилетела птица Паскунджй, принесла еду своим птенцам. Видит: распростерт на земле вешапи, а рядом человек спит. Догадалась умная птица, кто убил ее врага. Накормила она птенцов, а потом раскинула могучие крылья над юношей, затенила от жгучего солнца.

Выспался сын тушина, открыл глаза, а над ним нависло что-то черное, все небо застило. Испугался он и опять закрыл глаза.

– Не бойся меня, сын человека,- говорит ему Паскунджй.- Спасибо тебе,

Спас моих птенцов. Я их в семь лет один раз вывожу, а вешапи поедает! Как ты попал в это глухое место? Не нужна ли тебе моя помощь? Поведал юноша о своих злоключениях.

– Ты по всему свету летаешь, не видала ли где старичка уродца с трехаршинной бородой?-спрашивает юноша птицу.

– Старичок-уродец прячется в подземном лесу,- отвечает Паскунджй.- Мне туда дороги нет. Я отнесу тебя к дереву у входа в тот лес. Там вечером из-под земли жеребенок выскакивает и пасется под деревом. Ты спрячешься на дереве и спрыгнешь жеребенку на спину. Он отнесет тебя в подземный лес. Садись на меня и закрой глаза.

Взмыла птица под облака и в одно мгновение долетела до большого раскидистого дерева в поле.

Юноша забрался на дерево и стал ждать. Только зашло солнце, раскололся белый камень под деревом, взметнулась земля, и выскочил наружу белый жеребенок. Прыгнул юноша ему на спину. Кинулся жеребенок через расколотый камень обратно в землю и очутился в дремучем лесу. Огляделся юноша по сторонам и видит: на одном дереве у отвесной скалы девушка-тростинка. Чуть жива бедняжка, за волосы повесил ее старичок-уродец. Снял юноша ее с дерева и не знает, как дальше быть, как на белый свет выбраться.

– Спаси меня, сын человека! – вдруг заговорил жеребенок.- Старичок

Мне есть не дает. Пасусь около дерева, а там совсем уже нет травы. Спрятал старичок мою уздечку под большой камень, не убежать мне без нее. Достань уздечку, и вынесу я вас на вольный свет. Приподнял юноша камень, и загудела земля. Под камнем – уздечка и склянка с зеленой водой. Схватил юноша уздечку и опустил камень. Склянка разбилась, растеклась зеленая вода во все стороны. Задрожала тут земля, затряслась отвесная скала, раскололась, и выпал из нее бездыханный уродец. Это в склянке хранилась его злая душа.

Юноша накинул на жеребенка уздечку, и тот сразу превратился в могучего раши. Вынес он юношу с девушкой на землю и в один миг домчал до виноградника, где царевич ждал своего побратима. Сын тушина обнял царевича, а потом говорит гвелвешапи:

– Выполнил я твое поручение, привез девушку-тростинку, не рожденную человеком. Да зачем она тебе? Отпусти ее с нами, будет нам сестрой. Ничего не ответил гвелвешапи, начал уменьшаться, уменьшаться и вдруг скинул шкуру.

Предстала перед изумленными юношами девушка невиданной красы!

– Спасибо тебе, юноша, ты вернул мне жизнь,- сказала она.- Меня похитил злой Джуда – старичок-уродец с трехаршинной бородой. Погибла бы я, как многие другие в его подземном лесу, да поймал уродца одноглазый дэв. Проклял тогда меня старичок: “Будешь ты гвелвешапи, пока не увидишь чуда”. А разве не чудо – девушка, не рожденная человеком?

Сын тушина расцеловал раши в оба глаза и отпустил на волю, а девушке предложил идти вместе с ними. Повел он друзей к пастухам в горы родной Тушети.

Сказка Сын тушина и царевич