Старый замок в лесу

Вот и замок, расположенный в глубине дремучего леса. Единственным постоянным обитателем этого мрачного сооружения был слуга Гаррата, пожилой, но крепкий, атлетического телосложения мужчина по имени Фабиас. Он был одновременно и страдником, и конюхом, и поваром, и садовником. Гар-рат не задерживался здесь, он постоянно разъезжал по делам, а Фабиас, как истинный хранитель замка, редко покидал его, да и то, в основном, чтобы добыть дичи к столу – он был к тому же искусным охотником и прекрасно знал здешние места.

Для витражей требовались металл и стекло. Фабиас рассказал юным мастерам о подземной кладовой – в ней хранилось огромное количество всевозможных железных предметов, которые можно было пустить в дело. Что же касается песка для выплавки стекла, то его было полным-полно в овраге, рядом с замком.

Три недели были потрачены на строительство мастерской, а потом Эмиль и Эрик отправились в кладовую за железом. Надо сказать, что в замке было множество подземных ходов, коридоров, подвалов, потайных дверок и лестниц. Гаррат заранее предупредил братьев, чтобы они не проявляли излишнего любопытства и не забирались в подземелья без спроса. По его словам, он и сам толком не знал, что там находится, – замок был построен давным-давно и даже неизвестно, кем.

Так вот, Эмиль и Эрик вошли в одну из угловых башен замка, открыли низенькую дверку – Гаррат дал им ключ – и при свечах стали спускаться вниз по каменной лестнице. Потом они шли по коридору мимо множества дверей, окошечек, за которыми ничего не было видно, и, наконец, оказались перед массивными решетчатыми воротами, над которыми, прямо под сводчатым потолком коридора, был прикреплен потемневший от времени рыцарский шлем.

Братья с трудом отворили тяжеленные ворота и вошли в кладовую. Она представляла собой довольно большой зал, сплошь заваленный доспехами и

Всевозможным холодным оружием. Чего там только не было! Вперемешку с кинжалами и боевыми топорами лежали огромные двуручные мечи, а груды шлемов, щитов и панцирей высились до самого потолка. “Вот бы все это богатство в музей, – поразился Эрик. – И откуда оно здесь?”

Целый день братья выносили из подземелья и складывали возле мастерской оружие и доспехи – предстояла большая работа, требовалось много металла.

Наконец они приступили к своему любимому делу. Уже через три недели Гаррат принял у них первую работу, большой витраж, на котором был изображен берег моря и рыцарь, сражающийся с драконом. Колдун похвалил мастеров, щедро наградил их деньгами и сказал, что витражи придадут замку совершенно новый, нарядный, праздничный облик.

Шло время. Вот уже целых два года братья трудились над заказом Гарра-та и заработали изрядную сумму денег. Однажды они устанавливали витраж в оконном проеме крепостной башни, как вдруг, совершенно неожиданно, услышали детский плач. Но откуда он мог доноситься? Ведь в замке, кроме них самих, Гаррата и Фабиаса, никого не было. Башня соседствовала с густым, непроходимым лесом, вплотную подступавшим к крепостной стене. “Может быть, ребенок где-то рядом, в чащобе?” – рассудили Эмиль и Эрик и по веревке спустились вниз. Там, у основания заросшей мхами и лишайниками башни, их ожидала страшная находка, низенькое зарешеченное окошечко – оттуда и доносился голос заточенного В подземелье ребенка. Это была девочка лет пяти; Там же, в подвале, были ее мама и трехлетняя сестренка. Приникнув к решетке, несчастная женщина рассказала братьям, что колдун, хозяин этого замка, вот уже больше года держит и ее, и детей в неволе, все допытывается, где спрятаны драгоценности, будто бы похищенные ее кузеном.

Она совершенно поседела – горе состарило ее. Каково было видеть, как без солнечного света чахнут ее дети? Много раз просила она колдуна, чтобы он сжалился над детьми, отпустил хотя бы их, но все тщетно.

– Пусть я умру здесь, – говорила она, – но пощади моих малых дочерей. За чьи грехи они медленно гибнут в подземелье?

– Как за чьи? За грехи твоего кузена, – отвечал колдун. – Он служил у меня казначеем, я доверял ему, а он меня обокрал, похитил бесценные алмазы от часов. Вот вспомнишь, где они спрятаны, – тут же отпущу вас на все четыре стороны.

Конечно, Гаррат понимал, что она вряд ли знает что-либо о похищенных камнях, но все равно держал в заточении и ее, и детей – жестокость его была безмерна.

Однажды братья решили сделать девочкам куклу. Эрик отлил из цветного стекла голову, туловище, руки и ноги игрушки, а Эмиль выковал для каждой стеклянной детальки ажурную стальную оправу и соединил их между собой. Получился человечек, сиявший и блестевший всеми цветами радуги.

Когда маленькие узники получили этот подарок – Эмиль осторожно просунул его через решетку, – их лица впервые за долгое время заточения озарились добрыми детскими улыбками, бесхитростными и неповторимыми – словно два маленьких солнышка навестили мрачное подземелье. Взяв куклу в руки и медленно поворачивая ее из стороны в сторону, сестренки любовались яркой, переливчатой сменой цветов и оттенков, чудной игрой множества радуг, гулявших в стеклянном человечке.

– Как вы его назовете? – спросил Эрик.

– Солнечным зайчиком, – ответила старшая девочка. – Это наш сыночек.

– И мой тоже? – спросила младшая.

– Да, и твой. Это наш сыночек.

Каждой из них хотелось взять куклу в руки, обнять и приласкать, побаюкать и уложить в постельку. Девочки тут же соорудили кроватку из соломы и вскоре уложили “сыночка” спать, при этом младшая укрыла его одеяльцем – для этого сгодилась детская косыночка, – а старшая тихонько напевала ему незатейливые колыбельные песенки. Отныне стеклянный человечек был

Окружен любовью и заботой.

Сказка Старый замок в лесу