Ша-по-по и цил-луг-луг

Жили-были некогда человек по имени Ша-по-по и его верная жена Цил-луг-луг. И так у них издавна было заведено, что Ша-по-по присматривал за стадом овец, а Цил-луг-луг оставалась дома и хлопотала по хозяйству Они так умело разделили между собой все обязанности, что никто из них ни разу не обвинил другого в безделье. Супруги были не очень богаты, зато совершенно счастливы.

Каждый раз, когда Ша-по-по возвращался вечером с овцами домой, Цил-луг-луг досыта кормила его жирным супчиком. С каждым днем муж становился все толще, однако до Цил-луг-луг ему было по-прежнему далеко. Ша-по-по никак не мог понять, откуда у жены столько масла. Ему ужасно хотелось это узнать, но спросить впрямую он не решался. Он думал, что правду будет узнать нетрудно, и терпеливо выжидал своего часа.

Однажды он притворился, что уходит пасти овец, но вместо этого спрятался за домом и заглянул в окошко. Через некоторое время Цил-луг-луг раскалила на печке огромную металлическую сковороду и, раздевшись донага, села в нее и трижды перекувыркнулась. Когда она встала, сковородка была полна масла. Глядя на это, Ша-по-по подумал: “Если она так может, то почему бы и мне не попробовать? Чем я хуже нее?”

На следующий день Ша-по-по настоял на том, чтобы Цил-луг-луг пошла пасти овец, а сам он остался дома хлопотать по хозяйству. Жена пыталась переубедить его, говоря, что он не справится со всей работой, однако Ша-по-по и слушать ее не стал. Итак, она с овцами отправилась на луг, а он остался дома. Как только жена ушла, Ша-по-по быстренько раскалил сковороду и, скинув одежду, прыгнул в нее. Но у бедного Ша-по-по было маловато жира – ведь он был не такой толстый, как его жена, – и он зажарился.

Когда Цил-луг-луг вечером вернулась домой и обнаружила своего любимого мужа Ша-по-по мертвым на сковородке, то она сразу же сообразила, почему он захотел в тот день остаться дома. Было ясно, что он пытался ей подражать. Обливаясь слезами, она отправилась на поиски монаха, который мог бы провести погребальный обряд.

По дороге ей повстречался голубь. Он спросил Цил-луг-луг, куда она направляется и почему так горько плачет. Она, рыдая, сказала, что у нее умер муж и теперь она ищет монаха, который бы совершил погребальный обряд.

– Как же тебе повезло! Я монах, – ответил голубь.

– Коли ты монах, то скажи одно словечко, чтобы это доказать, – попросила Цил-луг-луг. И голубь проворковал:

– Корл-корл-корл.

– Никакой ты не монах, – сказала Цил-луг-луг и пошла дальше.

Затем ей повстречалась сорока, которая тоже спросила, куда Цил-луг-луг направляется. Когда женщина сообщила ей, что ищет монаха для проведения погребальной церемонии, сорока сказала: “Если тебе кто и нужен, то это именно я. Я не только монахиня, но и совершаю обряды”.

Цил-луг-луг попросила и ее сказать что-нибудь в подтверждение своих слов, и сорока прокричала: “Ка-ка-ка-ка”, – но Цил-луг-луг этого показалось недостаточно, и она пошла дальше. Потом ей встретился ворон. Он задал тот же самый вопрос, а затем тоже назвался монахом. Когда Цил-луг-луг заставила и его сказать в подтверждение словечко, ворон прокаркал: “Кар-кар-кар”, и женщина, поняв, что никакой он не монах, продолжила свой путь.

Наконец Цил-луг-луг увидела стервятника. Он спросил, куда она идет, и женщина поведала ему свою историю.

– О, как это все печально, ты не против, если я пойду с тобой? – спросил стервятник.

– Сначала ты должен сказать одно слово, которое убедит меня в том, что ты можешь мне чем-то помочь, – ответила Цил-луг-луг.

Стервятник был очень умен. Он помнил наизусть несколько слов, которые слышал во время своих многочисленных посещений мест погребения, где расчленялись трупы умерших.

– Чом-ден де, Де-жин, Шег-па, – сказал стервятник.

Когда она услыхала эти слова, то не стала требовать дальнейших подтверждений. У нее не возникло никаких сомнений в его полезности, и она с радостью повела его домой для проведения погребальной церемонии.

Как только они пришли, Цил-луг-луг усадила стервятника на высокое сиденье и положила перед ним тело умершего мужа. А затем она отправилась готовить стервятнику угощенье. Цил-луг-луг была очень расстроена смертью мужа, однако она так обрадовалось, что ей наконец-то удалось найти того, кто уж наверняка сумеет правильно провести погребальный обряд, что совсем позабыла дать стервятнику какие-то указания. Когда она вернулась обратно с миской простокваши, стервятник попросил ее принести тело мужа.

– Я же положила его перед тобой, лама-ла, – сказала Цил-луг-луг.

– Ох, какая жалость, – ответил стервятник, – я думал, что это подношение, и съел его.

Цил-луг-луг была в ярости, но что она могла поделать? Она кинула стервятнику в голову миску с простоквашей и выставила его вон.

Бедная Цил-луг-луг еще сильнее залилась слезами, а стервятник улетел восвояси, так и не проведя никакого погребального обряда. Зато он был сыт по горло, а на голове у него появилось белое пятно.

Сказка Ша-по-по и цил-луг-луг