Редкая гостья

Когда наступила зима, школьный учитель Дмитрий Петрович предложил ребятам устроить птичьи кормушки и понаблюдать за тем, кто будет прилетать туда кормиться.

– У нас в деревне это нетрудно сделать, – сказал он. – Вот и давайте организуем конкурс юных натуралистов на лучшую кормушку для птиц. А в конце зимы каждый из вас принесет свои записи, зарисовки, и мы здесь все вместе решим – у кого самые интересные наблюдения.

Ребята с радостью согласились и, придя домой, сейчас же принялись делать кормушки и пристраивать их в саду или на дворе.

Особенно по душе пришлось это дело Тане и Вите. Отец их был лесник, и они жили не в самой деревне, а около нее, в лесной сторожке. Витя сколотил из досок кормовой столик и приладил его на опушке под старой елкой. Густые зеленые ветви укрывали сверху кормушку так, что снег не мог засыпать положенный туда корм. А чтобы птицы или ветер не раскидали зерна, Витя прибил по краям столика небольшие борта. Кормушка получилась на славу, а главное, хорошо то, что она была видна прямо из окон их дома.

На столик дети насыпали конопляных семян, крошек хлеба и сухих ягод рябины. Ребята сами очень любили эти ягоды и потому еще с осени, после первых морозов, набрали их целый мешок. А вот теперь они и птицам пригодились.

Каждое утро, перед тем как идти в школу, Таня и Витя бежали к кормушке и добавляли в нее свежего корма.

Однажды в воскресенье ребята, как всегда, насыпали птицам еды и уселись наблюдать у окошка. Отец с матерью ушли в деревню, так что дети остались одни и заняли весь стол. Витя разложил на нем тетради, чтобы записывать наблюдения, а Таня положила альбом для рисования и цветные карандаши.

В комнате было уютно и тепло. Зато на дворе трещал мороз. Накануне ночью выпало много снега. Старые ели укутались в пушистые шубы и высокие остроконечные шапки. Они так и сверкали на солнце своей белоснежной одеждой. А внизу, в тени, приютились тощие молодые березки, согнулись в три погибели под тяжестью снега, будто кланялись старым важным елям.

– Смотри, Витя, как у нас на картинке в книжке: бояре идут, а народ им в землю кланяется, – сказала Таня, указывая на покрытые снегом деревья.

– А ведь и правда похоже, – улыбнулся Витя.

Но долго фантазировать ребятам не пришлось: к кормушке подлетела синица и дети стали за ней наблюдать.

Птичка быстро вспорхнула на дощечку, схватила своим тонким клювом кусочек хлеба и так же быстро улетела прочь. Она села на соседнее дерево, зажала в лапках хлеб и принялась часто-часто его долбить.

Потом прилетела целая стайка щеглов. Они уселись на столик и начали с аппетитом клевать конопляные зерна.

– А это уж самые важные гости пожаловали, – засмеялся Витя, указывая на двух красногрудых снегирей.

Птицы сели на дерево рядом с кормушкой, устроились поудобнее, распушились и терпеливо ждали, пока щеглы освободят им место на столике. Снегири сидели совсем неподвижно, будто на белых, укрытых снегом ветвях распустились два больших красных цветка.

Но вот щеглы наелись и, весело перекликаясь, умчались обратно в лес. Тогда снегири, так же не спеша, слетели на кормушку и начали завтракать. Они брали своими широкими клювами ягоды рябины, раздавливали их во рту, выбирали семена, а мякоть выплевывали, забавно тряся при этом головкой.

Вдруг откуда-то сбоку на столик взлетела толстенькая серая птичка с длинным, как палочка, клювом. Будто торопясь куда-то, она нахватала в клюв побольше зерен и так же стремительно улетела прочь.

– Поползень всегда как на пожар спешит и разглядеть себя не дает, недовольно сказала Таня. – Только хочешь нарисовать, а его и нет.

– Да, с ним не зевай, – отвечал Витя, записывая что-то в тетрадку.

Он кончил писать, поднял голову и быстро толкнул сестру: “Гляди, гляди!”

Таня перестала рисовать и тоже взглянула в окно, да так и застыла.

Снегирей на столике уже не было, зато над самой кормушкой на суке сидела белка. Она зорко поглядывала на лежавшее там угощение, но спрыгнуть вниз, видно, боялась.

Дети следили за ней затаив дыхание: решится или нет?

Зверек был, видимо, голоден. Он пробежал по суку раз, другой, опять вернулся на то же место, огляделся по сторонам и вдруг одним прыжком очутился на столике.

Таня и Витя радостно переглянулись: “Смотри-ка, пришла!”

Белка села на задние лапки и, взяв в передние кисточку сухой рябины, начала ловко объедать ягоды. Покончив с этой кистью, зверек схватил в зубы другую и, вспрыгнув обратно на сук, исчез в густых ветках ели.

С тех пор белка каждый день стала являться к ребятам в “столовую”.

Чтобы она не мешала птицам, Таня и Витя отставили столик подальше от дерева, а для белки устроили на том же месте другую кормушку. Туда клали ягоды, корочки хлеба и сухие грибы. Зверек очень быстро привык к ребятам и совсем перестал их бояться.

Бывало, дети только начнут раскладывать свое угощение в кормушке, а белка тут как тут: прыгает с ветки на ветку, суетится и даже цокает от нетерпения, будто торопит ребят, чтобы они не мешкали, скорее давали еду. Дети были очень довольны тем, что у них столуется такая редкая гостья.

– Давай-ка нашу белку как следует приручим, а потом пригласим к нам Дмитрия Петровича, чтобы он ее посмотрел, – предложила Таня.

– Давай, – охотно согласился Витя.

И дети начали приручать белку. Они стали класть ей еду не только в кормушку, но и прямо на снег. Сначала клали возле самой кормушки, а потом все дальше и дальше от нее и поближе к дому.

Доверчивый зверек охотно спрыгивал на землю и брал положенный ему корм.

А однажды вдруг начал разрывать лапками снег и откопал завалившийся накануне сушеный гриб. Откопал и съел.

Детям это очень понравилось, и они стали заранее, с вечера, зарывать в снег сухие грибы, а кормушку оставляли пустой.

Явившись утром и не найдя в кормушке еды, белка ловко спрыгивала вниз и начинала бегать по снегу.

Чутье у нее было отличное. Она быстро находила спрятанный в снегу сушеный гриб, доставала его, брала в зубы и легкими скачками мчалась обратно к дереву. Там она влезала на сучок и принималась за еду.

Управится с одним грибом – и вновь отправляется на поиски.

А ребята весело наблюдают за ней из окна своего дома.

Но один раз эта игра окончилась совсем неожиданно.

Найдя гриб, белка, как всегда, бежала с ним к дереву.

Вдруг откуда-то из-за куста выскочил большой серый кот и в один миг схватил зверька.

Витя и Таня бросились на помощь. Они выбежали из дому, с криком погнались за котом.

Тот, бросив свою добычу, шмыгнул в соседний сарай и спрятался там.

Ребята наклонились к белке. Она неподвижно лежала на снегу.

Таня осторожно взяла в руки зверька и принесла в комнату. Витя сбегал в чулан и достал клетку, где раньше жил скворец. Дети постелили в клетку мягкую тряпочку, а потом положили на нее зверька. Он лежал все так же, не двигаясь, только поминутно вздрагивал.

Таня и Витя не знали, что делать: нужно идти в школу, а как же быть с белкой? Оставить дома или нести с собой?

– Идите, идите, а я уж погляжу за ней, – сказала мать. – Сейчас натоплю печку, чтобы ей потеплее было. Ишь как дрожит, бедняга!

Дети попросили мать, чтобы она без них не уходила из дому, и, очень расстроенные, пошли на занятия.

Конечно, все ребята в школе сейчас же узнали печальную новость. В этот день на перемене между уроками, в коридоре, было как-то особенно тихо.

Даже Дмитрий Петрович обратил на это внимание, а узнав, в чем дело, и сам, видно, огорчился не меньше детей.

По окончании уроков он дал Тане из своей аптечки бинт, вату и какую-то мазь, чтобы перевязать зверька, если это понадобится.

Много школьников пошло вместе с ребятами справиться о здоровье белки. С большим волнением подходили дети к домику на лесной опушке.

– У меня прямо сердце чует, что ее уже нет! – сказала Таня, нерешительно открывая дверь.

– Жива еще? – быстро спросил Витя у выглянувшей из комнаты матери.

– Конечно, жива, – весело ответила мать. – Уже по клетке прыгает. Только один бок ей кошка сильно разодрала. Ну, да ничего, заживет.

Дети осторожно и тихо, чтобы не пугать больного зверька, вошли в дом.

Всем в комнате не хватило места, и поэтому заходили по очереди.

Белка действительно выглядела довольно бодро и даже прыгала в клетке с пола на жердочку и обратно.

Увидав так много народу, зверек заволновался и начал метаться по клетке.

Пришлось всем уйти, а клетку прикрыть темным платком.

Вечером вернулся с работы отец. Таня и Витя рассказали ему о своем несчастье и просили полечить зверька.

Павел Семенович, осмотрев белку, сказал, что раны перевязывать ей не надо – она сама их залижет, – а нужно получше ее кормить, держать в тепле и, главное, следить за тем, чтобы в клетке было очень чисто.

– Тогда она у нас мигом поправится, – добавил Павел Семенович.

Ребята принялись ухаживать за зверьком, стараясь точно исполнить все, что посоветовал им отец.

И действительно, белка начала быстро поправляться. Раны у нее зажили, затянулись тонкой кожей и даже стали обрастать новой шерсткой.

– Да она уже совсем здорова, – сказал как-то утром Павел Семенович. Нечего ее зря в клетке держать. Выпустите на волю.

– Нет, нельзя, – запротестовал Витя. – Этот противный кот ее сразу поймает.

– Уж об этом не беспокойтесь, – ответил Павел Семенович. – Я его еще вчера в соседнее село отвез. Теперь он там делом занят: мышей в колхозном амбаре ловит.

– Ну, тогда можно и выпустить, – весело сказала Таня. – Она все равно от нас никуда не уйдет. Так и будет жить возле дома.

– А я вот что придумал! – радостно воскликнул Витя. – Давайте выпустим ее послезавтра, на Новый год. И устроим ей новогоднюю елку.

– То есть как? – не поняла Таня.

– Очень просто: навешаем на ту елку, где у нас птичья кормушка, сухих грибов, рябины и пустим туда нашу белку. Вот ей и будет отличная новогодняя елка.

– Ой, как здорово! – даже захлопала в ладоши Таня. – И пригласим на елку ребят из школы. А может, и Дмитрий Петрович придет. Ведь он все время спрашивает, как здоровье белочки, даже орехов ей из города привез.

Так все и порешили устроить и в тот же день рассказали об этом в школе. Конечно, украшать такую необычную елку под Новый год пришло очень много ребят. Кто принес с собой сушеных ягод, кто грибов, кто орехов. Увешали все дерево. А Витя забрался повыше и привязал к стволу новый скворечник. Внутри его настелили ваты, моху, чтобы белка могла там устроить свое гнездо.

Дети кончили хлопотать только вечером, когда уже совсем стемнело, и разошлись по домам.

Но, едва только настало утро, ребятишки были опять возле елки и с удовольствием смотрели на свою вчерашнюю работу.

Действительно, зеленая елка, убранная ярко-красными ягодами рябины, казалась очень красивой.

Все уже было давно готово, и дети только ждали прихода Дмитрия Петровича.

– Идет, идет! – радостно закричал кто-то из ребят, еще издали заметив на дороге знакомую фигуру учителя.

Дмитрий Петрович весело поздоровался со всеми и с любопытством оглядел украшенное дерево.

– Ишь что придумали! Ну и молодцы! – улыбнулся он.

В это время Витя вынес из дома клетку с белкой, поставил ее под елку и открыл дверцу.

Белка сразу же выскочила из клетки, осмотрелась по сторонам и в два прыжка очутилась на дереве.

Ребята нарочно накануне не дали ей еды. Зверек за ночь проголодался и теперь сразу же с аппетитом принялся за угощение. Белка перескакивала с ветки на ветку и пробовала то орехи, то ягоды, то грибы.

Потом, наевшись, она подбежала к скворечнику, оглядела его и быстро юркнула в свою новую квартиру.

Но елка не осталась пустой. Не прошло и минуты, как целая стайка хохлатых свиристелей с веселыми криками уселась на ветках и начала обрывать с них вкусные ягоды рябины.

А из скворечника, точно из сказочного терем-теремка, выглядывала черноглазая усатая мордочка.

Выглядывала и будто улыбалась, слушая веселую болтовню пирующих птиц.

И вот тут-то, словно выждав удобный момент, из-за туч показалось солнце. И вся елка, покрытая инеем, так и вспыхнула яркими звездочками разноцветных морозных огней.

– Это уж настоящий праздник – зимняя пирушка в лесу, – весело сказал Дмитрий Петрович и, обернувшись к ребятам, добавил: – Я думаю, все согласятся, что в нашем конкурсе юных натуралистов первое место надо отдать Тане и Вите.

– Верно! Верно! – в один голос подтвердили ребята.

Сказка Редкая гостья