Разбойник-купец

В царстве императрицы Екатерины Второй в городе Питере купец торговал. Семейство у него было – сын, дочка да жена. Четыре человека. Сын был Дмитрий Иванович, дочка Елена Ивановна. Торговал он, да и заболел. Велит подать счеты и давай имущество сосчитывать. Насчитал тридцать шесть тысяч, которые в товарах, которые деньгами. Жене говорит: “Двенадцать тысяч тебе, двенадцать тысяч дочке в приданое, двенадцать тысяч на похороны”. А сыну только три слова дает: “Не ходи дорогой-проселком, иди почтовой. Не ходи к тому в услужение, кто зовет, а к тому, кто не хочет. Имей всегда в кармане спичку и свечку”.

После этого он помер. А сын шибко обиделся: “Я,- говорит, – у вас торговать не буду! Наторгуешь – чужое и проторгуешь – чужое”.

Вот и пошел он в Москву. Идет день, идет другой, идет неделю. Вот проселком-то пятнадцать верст, а почтовой двадцать пять. А ему хочется в Москву попасть. Отцово наставление забыл, да и пошел проселком. Четыре часа шел, лес все густеет. Пришла ночь, а он в лесу диком. Залез он на высокое дерево – засмотрел огонь. И пошел на огонь. На поляне огонь горит, у костра старик – зеленый и молодой человек в зеленой одежде ходит и телега с лошадью. Думает: “Ведь разбойники”.- “Здравствуй,- говорит,- дедушка!” – “Здравствуй, молодец. Присядь, отдохни”.

Сесть надо: не своя воля – в гостях. Те его расспрашивать – он все и рассказал. Вот старик говорит: “Митя, время поужинать”.

Тот вытащил на две персоны пирог в белом тесте. Старик говорит: “Дурак, а гостю-то?” Тот третий доставает. Заставляют его пить. Выпил он. Старик говорит: “Митя, давай сюда добычу делить”.

Тот мешок денег достает, на две кучи делит. Старик говорит: “Дурак, а гостю-то?”

Разделили на три кучи, заставили его взять. А он просит: “Покажи дорогу”.- “А вон куда мордой лошадь стоит, там и дорога”.

Он взял, кругом обошел, под тележку сел и слушает. Молодой говорит: “Дурак ты! Сколько мы ездили, людей грабили, а ты ему отдал”.- “А ты,- говорит,- в телегу сел, убил да все достал”.

Тот поехал, да не догнал: этот спрятамшись.

В Москву Дмитрий Иванович пришел, стоит рассматривает. Идет молодой человек в хорошем платье. Циммерманова шляпа на голове (прежде такие носили шляпы на пружинах). “Ну,- говорит,- ты не здешний, а у меня двенадцать лавок, двенадцать подручных да двенадцать приказчиков, иди ко мне служить”.

А тому все кажется, что это молодой из лесу. Однако пошел. А тому все кланяются: “Здравствуйте, Иван Иванович”.

Идут они, идут, а все дома нет. Да вот особняк стоит. Постучался он. Сторож ржавым ключом отомкнул. Во дворе две собаки злые. Пришли они в гостиную – ковры, лавки (прежде мебели не было, а лавки). Вдруг входит старик в богатом халате, в позументах. Тот самый, что в лесу был. Чай попили, позавтракали. Лег он на лавку отдохнуть. В два часа стали обедать. Ему кубок вина налили. Он говорит: “Пить – у меня такого положения нет, я раз в год такое положение допускаю”.

Но выпил, с дороги да с усталости. Старик ему: “Митя, иди погулять; только к шести часам приходи, у нас калитка на запоре”.

Пошел он да всех расспрашивает: “Не знаете ли их?” – “Как не знать, у него хорошо служить”.

А все у него подозрение, что это те. В шесть часов пришел домой и видит тридцать шесть человек приказчиков, мальчиков да подручных. Поужинали. “Ваня,- говорит старик,- отведи его спать”.

Пошли спать по лестнице узкой да высокой. Пришли в комнату, там полная комната девушек: “Выбирай себе любую”. Что делать? “Вот эта,- говорит,- мне нравится”.- “Ну,- говорит,- Елена, иди”.

Та свернулась и пошла. Шли-шли, в комнату хорошую пришли. Дверь тяжелая, а палица около дверей стоит. Слышит он: “Дмитрий Иванович, не спи, не время”.

Глядит, а девушки нет. Свечку, спички достал – глядит, а двери нет. Полулюк нашел. Спустился, а там двенадцать сынов купецких лежит убитых. Взял он одного в свою одежу одел, деньги свои оставил, на кровать к себе положил, а сам в люк.

Пришли двое. Сын говорит: “Сегодня я буду бить”. Схватил палицу и как хвать! “Вот как я бью! У тебя небось ногами дрыгают!”

Схватил тело и бросил в люк. Ушли они. Тот вышел из подвала и стал дверь искать. Нашел потайную дверь на лестницу к девушкам. Которая у них плачет, которая песню поет, двенадцать всего девушек. Одна печальная, голову повесила: “Какого,- говорит,- человека сегодня наши поймали! Не курит, не пьет. Если бы спасти его!”

А он и вошел. Они его под кровать и спрятали. Он там жил от Маковеева дня до Иван-богослова. Девушки говорят: “В Иванов день будут ворота открыты, будет хозяин именинник, и мы тебя справим”. Елена ему наказывает: “У моего отца есть лавка. В девять часов он лавку отпирает. Противу лавки крест висит. Как помолится отец, упади в ноги и просись в услужение. Если будет прогонять, ты ног не отпускай, все проси”.

Утром в Иванов день ворота были открыты, он и ушел. Пришел в ряды, нашел крест. Стал купец в девять часов открывать, он ему в ноги пал. Тот его гнать, а он ноги не отпускает: “Хоть на три дня да возьмите”.– “Ладно,- говорит,- иди в лавку”.

Хозяин начал его расспрашивать. Он все рассказал. Купец ему поверил. Он начал торговать. Тот ему и прейскурант дал. Как стали торговать, так хозяин только деньги загребал. Хозяин его все хвалит.

Торгует он всю зиму. Вот приходит двадцать первое мая – день Елены и Константина. “Мы, – хозяин говорит,- сегодня торговать не будем. У меня дочь была, я по ней память справляю”.

Вот приглашения разнесли и письма ко всем посылают. И к Ивану Федоровичу, тому купцу. Тот просит, чтобы сказочник был. Что делать? А молодец говорит: “Не беспокойся: купи парик, одежу, я расскажу сказку. Не пожалей сто рублей, пригласи жандармского полковника и несколько солдат. Если не пригласишь, я рассказывать не буду”.

Так и вышло. Начался пир. Все подвыпили. “Ну,- тот спрашивает,- сказочника приготовил?”

Молодец приоделся да и сел за стол. Горбатый да седенький. И полковник сидит за столом. Рассказывал одну, две, три – понравилось. “Ну, знаешь ли еще?”

Он все и рассказал, как в лесу разбойников повстречал, как они в городе за купцов ходили, как они его наняли, как в комнату привели, как он люк нашел и рассмотрел пол окровавленный, окон нет… Сын взял и зарезал себя ножом.

Всех их скрутили и туда повезли. Дом оцепили. Прикалитку сломали. На двор зашли. “Видите,- говорит,- собаки какие! Ломайте эту дверь”.

Сломали, а в горнице вместо окон глухие ломанеи. Люк он показал. Тела вытащили. Кто кричит: “брат мой!”, кто – “сын мой!” – “Теперь,- говорит, – и обрадую”.

По узенькой лесенке привел, девушек нашли и купецкую дочь. Купец и предложил им пожениться. Поженился он на ней и все купецкое богатство получил.

Вот как.

Сказка Разбойник-купец