Пещера короля Артура

В глухой валлийской деревушке жил молодой человек по имени Эван. Зарабатывал он на пропитание тем, что помогал деревенскому пекарю. Но пекарь очень мало ему платил. И решил Эван покинуть родную деревню и пойти в Лондон – там-то он наверняка разбогатеет.
Ранним утром попрощался он с пекарем и пустился в дорогу. Был у него с собой каравай еще теплого хлеба да несколько шиллингов в кармане. Шел он все утро, шел ходко, устал, проголодался и сел поесть хлеба в тени большой скалы у дороги. У самого подножия скалы рос молодой орех; срезал Эван с него крепкую, ровную ветку для посоха и пошел дальше.
С посохом идти стало легче. Шагает Эван по дороге, весело насвистывает, и дошагал наконец до Лондона. Вошел через городские ворота, каких много вокруг Лондона, и сразу двинулся к реке. Стоит на берегу, глазеет на корабли и лодки. Подходит к нему старичок, маленький, сгорбленный, с густой белой бородой почти до пояса.
Остановился и смотрит пристально на него.
Дивится парень, что это старик вздумал его разглядывать, и решил с ним заговорить.
– По-моему, Лондон – очень хороший город, – сказал он.
– Есть такие, кто так думает, есть, – ответил старик, покачивая головой. – А тебя что привело в этот очень хороший город?
– Я иду счастье искать. В Лондоне, говорят, можно разбогатеть.

Повернулся старик и вперился в него взглядом. Да так странно смотрит, Эвану даже не по себе стало. Помолчал старичок немного и говорит:
– Если хочешь разбогатеть, зачем так далеко шел? Возвращайся к тому месту, где эту палку срезал, что у тебя в руке.
– Палку? А палка тут при чем?

– Палка при чем? Ты где ее взял?
– А тебе какое дело? – буркнул Эван и пошел было прочь: старик-то, верно, спятил.
– А такое, – медленно произнес старик, – что спрятаны в том месте груды золота и серебра, чаши и блюда всякие, самоцветами выложенные.
– Золото, самоцветы! И я могу их найти?
– Можешь, конечно, если вернешься туда, где срезал палку. Помнишь ореховый куст?
– Что растет у подножия высокой скалы? Помню.
– Это не простая скала. Про короля Артура слыхал?
– Конечно слыхал. Многое рассказывают о великом короле и его рыцарях. Жили они когда-то в Уэльсе, да давно умерли.
– Не умерли, а спят. Уже сотни лет спят они в недрах этой скалы. А вокруг них – несметные сокровища.
У Эвана даже глаза полезли на лоб.
– Вот бы добраться до этих сокровищ! Скажи скорее, добрый старик, может ли простой смертный войти в ту скалу, где спит король Артур со своими рыцарями?
Старик ответил еще медленнее:
– Может-то может, но не так это просто. Пожалуй, я сам пойду с тобой. Без меня тебе ни за что до сокровищ не добраться.
Обратная дорога в Уэльс показалась Эвану очень долгой. Старик шел молча, не отвечая на расспросы, так что Эван больше ничего не узнал.
Пришли наконец на место, где Эван остановился первый раз по пути в Лондон.
– Вот он, куст, – сказал Эван и показал старику молодой орех. – Видишь, срез еще свежий. Здесь я и срезал палку.
Поглядел он на скалу – гладкая, ни щели, ни трещины.
– Ступай за мной, – приказал старик. – И делай все точно, как я велю, не то будет худо. Дело это опасное.
Раздвинул он ореховый куст, а там – расщелина. Вошли в нее и очутились в узком проходе. Посредине растопырился огромный серебряный колокол, на длинной цепи подвешен.
– Осторожно, – предупредил старик. – Смотри не задень.
Проскользнули благополучно; узкий ход привел их в огромную залу. У Эвана даже дух захватило – такое странное открылось зрелище.
Зала была полна спящих рыцарей; в блестящих доспехах, опоясанные мечами, сидели они вокруг длинного стола и, казалось, были погружены в глубокий сон. Одни спали, уронив голову на стол, другие – откинувшись на спинку стула, два или три рыцаря почивали прямо на полу; в зале ясно слышалось их мерное дыхание. Эван стал высматривать среди них короля Артура; во главе стола в большом кресле с высокой спинкой восседал рыцарь, у которого и во сне был королевский вид. На столе поблескивали золотые кубки, чаши, на мечах переливались изумруды и рубины.
– Можно, я возьму что-нибудь? – прошептал Эван.
– Нет, нет! К этим сокровищам нельзя прикасаться. Они должны оставаться здесь, покуда король Артур спит. Но взгляни, – махнул рукой старик, – здесь есть еще кое-что. Это ты можешь взять.

И Эван увидел целую гору золотых и серебряных монет. Он так и ринулся к ним, но старик удержал его:
– Рыцари сейчас спят, но могут проснуться. И тогда тебе несдобровать. Пойдем обратно, смотри не задень колокол. Услышат рыцари, проснутся, и живым не выйдешь.
– Не бойся, не задену.
– Не заденешь, если жадность не одолеет. А заденешь – загудит колокол, разбудит рыцарей, и они спросят: “Уже день?” – ты им бесстрашно отвечай: “Спите, еще ночь”. И они опять погрузятся в сон. А теперь прощай. Пора мне. Смотри не забывай, что я тебе сказал.
И старик исчез, как будто его и не было. Эван не мог понять, куда он делся, но не стал ломать голову – чего зря время терять?
Приблизился он к груде монет, взял пригоршню, полюбовался. Набил карманы – больше сыпать было некуда, – зачерпнул еще две пригоршни и с досадой отвернулся: груда золота и не уменьшилась.
Пошел он назад через зал, оглядывается на спящих рыцарей: боится выронить хоть монету, боится споткнуться и упасть, а пуще всего сокрушается, что так мало захватил золотых монет.
Наконец вышел из зала, рыцари все продолжали спать. Двинулся, осторожно ступая, мимо колокола, тут одна монетка возьми и выскользни сквозь пальцы. Эван нагнулся за ней и задел плечом колокол.
Глубокий, чистый звук наполнил пещеру. Два рыцаря подняли головы. Эван с ужасом увидел, как они медленно поднимаются со своих стульев.
– Уже день? – спросил один сонным голосом.
– Спите, еще ночь, – быстро промолвил Эван.
Рыцари сейчас же опустились на стулья, и веки у них опять смежились.
Гул колокола затих, Эван слышал только мерное дыхание спящих рыцарей и громкий стук собственного сердца. Наконец добрался он до выхода из пещеры и не помня себя выскочил наружу. Разжал ладони, и на землю упали тяжелые круглые монеты. Вывернул карманы и как завороженный смотрел на рассыпанное золото.
– Вот оно, богатство! Здесь столько, что хватит жить в довольстве до конца дней.
Выстроил Эван на золото короля Артура большой, крепкий дом и стал жить припеваючи, не отказывая себе ни в чем. Золото быстро таяло, но он утешал себя тем, что всегда может вернуться в пещеру короля Артура и набрать золота сколько душе угодно.
Прошло года три; половины монет не стало, и Эвану все чаще мерещилась золотая гора у ног короля Артура.
– Ах, как мало золота взял я тогда! – попрекал он себя. – Но ведь некуда было сыпать, кроме карманов. Надо вернуться туда с целым мешком, нет, даже с двумя мешками.
Так манила его пещера короля Артура, что решил он не ждать, пока иссякнет все золото. Сел утром на коня, взял с собой два больших мешка, много всякой снеди и поскакал к той скале. Скачет он на вороном коне и вспоминает тот дальний день, когда отправился пешком в Лондон на поиски счастья: был у него с собой каравай еще теплого хлеба да несколько шиллингов в кармане.
Прискакал он к скале, нашел вход в расщелину, осторожно, бочком проскользнул мимо колокола и опять очутился в огромной зале. Там все было как три года назад. Король Артур и его рыцари все так же спали богатырским сном, а гора золота и серебра ничуть не уменьшилась.
Сунул Эван руку в эту гору тяжелых холодных монет и стал горстями сыпать их в свои мешки. Вот счастье-то – богаче его теперь никого не будет во всем свете. Наконец наполнил мешки, а они такие тяжелые, что от пола не оторвешь, – волоком тащить и то трудно. Делать, однако, нечего – выволок Эван мешки из зала, присел на минутку отдохнуть, отдышаться не может.
Вдруг почудилось ему – один рыцарь шевельнулся.
“Скорей надо ноги отсюда уносить”, – подумал Эван. И опять поволок мешки. Осталось только колокол миновать. Так и эдак пытался Эван просунуться и задел все-таки одним мешком серебряный колокол.
Громко загудел колокол, сильнее, чем в прошлый раз. Казалось, вся скала наполнилась гулом. Сразу десять рыцарей подняли головы.
– Уже день? – вскричали они.
– Нет, нет, – закричал Эван, – еще не день!
Позабыл от страха, какие слова надо сказать.
Бросились на него рыцари и давай бить. Били, били, ни одной целой косточки не оставили. А потом взяли и выбросили из пещеры. Сколько времени Эван лежал без сознания, не помнит. Очнулся, рад, что жив остался, сел кое-как на коня и поскакал домой.
С тех пор и стала у него одна нога короче другой. Скоро все деньги вышли, и пришлось ему опять браться за работу. Никогда больше не наведывался Эван в пещеру короля Артура. Мирно спят в ней рыцари и по сей день, а вместе с ними спят их несметные сокровища.

Сказка Пещера короля Артура