Курочка Татарушка

Жили старик да старушка; была у них курочка Татарушка. Снесла она яичко черно, пестро и багровисто; положили они его в клети на полку, на пряменьку на соломку. Кошечка прыгнула, хвостиком махнула, полочку тряхнула, яичко расшибла. Старик-от заплакал, старуха зарюмила, избу затопили, двери растворили, жернова замололи!

Идет баба по воду и говорит дедушке: “Что, дедушка, плачешь?” – “Не знаешь, доченька, моего горя великого?” – “Какое у тебя горе?” – “У меня была едина курочка Татарушечка, снесла одно мне яичко – черно, пестро и багровисто; кошечка прыгнула, хвостиком махнула, полочку тряхнула, яичко расшибла; я заплакал, старуха зарюмила, избу затопили, двери растворили, жернова замололи!”

Начала баба с печали ведра колоть. Приходит дьячок, спрашивает: “Что ты, дедушка, плачешь?” – “Ты не знаешь моего горя великого?” – “Какое твое горе великое?” – “Вот ведь была у меня едина курочка Татарушечка, снесла яичко. черно, пестро и багровисто; кошечка прыгнула, хвостиком махнула, полочку тряхнула, яичко расшибла; я-то заплакал, старуха зарюмила, избу затопили, двери растворили, жернова замололи, баба шла за водой, стала ведра колоть”.

Дьячок побежал и начал с печали дедушкиной колокола бить. Бежит дьякон: “Что ты, дурак, делаешь, колокола бьешь?” Дьячок говорит: “Ты не знаешь нашего горя великого! Вот тут у дедушки была едина курочка Татарушечка, снесла она яичко черно, пестро и багровисто; кошечка прыгнула, хвостиком махнула, полочку тряхнула, яичко расшибла; старик-от заплакал, старуха-то зарюмила, избу затопили, двери растворили, жернова замололи; баба шла за водой, стала ведра колоть, а я колокола бью!” А дьякон говорит: “Я с горя дедушкина все книги изорву!”

Идет поп, подходит к дьячку: “Что, дьячок, делаешь?” – “Ты, батюшка, не бай, не говори – ты не знаешь нашего горя великого! У дедушки была едина курочка Татарушечка, снесла она яичко черно, пестро и багровисто; кошечка прыгнула, хвостиком махнула, полочку тряхнула, яичко расшибла; старик-от заплакал, старуха зарюмила, избу затопили, двери растворили, жернова замололи; баба шла за водой, стала ведра, колоть, я колокола бью, а отец дьякон книги рвет!”

Начал поп их лупить, сколько влезет: дьячка-то дубиной, дьякона-то – вязиной! Поп был разумный. И сказке конец.

Сказка Курочка Татарушка