Дядя Федор, пес и кот и политика

Однажды Шарик прибежал домой и к дяде Федору:

– Дядя Федор, вот ты скажи, возможен у нас на селе военный переворот?

– А почему ты меня об этом спрашиваешь?

– Потому, что все об этом говорят. Что это такое “военный переворот”?

– Это такая ситуация, – говорит дядя Федор, – когда всю власть берут военные.

– А как?

– Очень просто. Везде вводятся военные посты. На заводе, в министерстве, на телевидении, в газетах. Везде, везде.

– И у нас в деревне?

– И у нас в деревне.

– А как? – спрашивает Шарик.

– А так. К примеру, в сельсовете у нас будет сидеть генерал, на почте будет сидеть генерал, магазином будет командовать полковник.

– А польза какая-нибудь от этого будет?

– Никакой. Ну, ты сам посуди: разве от этого продукты прибавятся, станет ли больше телевизоров в магазине?

– Зато дисциплина улучшится, – говорит почтальон Печкин. – Все на работу будут строем ходить и вовремя. И полковник в магазине не станет магазин на три часа раньше закрывать.

– Но ведь от этого товаров больше не станет, – спорит дядя Федор. – Вот ты, Матроскин, корову пасешь один, а если рядом будет полковник стоять, молока больше появится?

– Ни в коем случае. Меньше станет, надо еще полковника поить.

– Правильно, – говорит дядя Федор. – А вот вы, товарищ Печкин, вы что, больше газет разнесете, если у вас на почте генерал сидеть будет?

– Я думаю – меньше, раза в два.

– А почему? – спрашивает Шарик.

– А потому, что они половину газет закроют, – говорит почтальон Печкин.

– А что, может быть, больше костюмов шить начнут на фабриках, когда военные придут?

– Да ничего подобного, – говорит кот Матроскин. – Еще меньше начнут шить.

– Это почему еще? – спрашивает почтальон Печкин.

– Да потому, что по стойке “смирно” шить придется.

– А кто у нас военными переворотами командует? – спрашивает Шарик.

– Военный маршал Вязов, – отвечает почтальон Печкин. – Мы с ним вместе служили.

– Я его знаю! – кричит Шарик. – Я его портрет в газете видел. У него еще медалей на груди семь рядов на восемь – пятьдесят шесть. И это еще не все.

– Почему не все? – спрашивает дядя Федор.

– На спине еще столько же. Вот, может, ему и написать, чтобы он военный переворот отменил.

– Не надо писать, – говорит дядя Федор, – переворота и так не будет.

– Почему? – спрашивает Шарик. – У нас что, генералов не хватит?

– Генералов у нас хватит, генералов у нас завались, – отвечает кот Матроскин. – Солдат уговорить надо. Для переворота еще солдаты нужны.

***

Однажды кот Матроскин спросил дядю Федора:

– Дядя Федор, вот если бы тебя в правительство ввели, каким бы ты министром стал?

– Я бы стал министром образования, – ответил дядя Федор. – Я бы сделал все учебники веселыми, в школах бы учебное кино показывал. В каждой школе бы построил бассейн. Я бы все школы компьютерами завалил.

– А я бы стал двумя министрами сразу, – сказал Шарик. – Полдня министром рыбного хозяйства, полдня министром охотничьего. Я бы всю страну продуктами завалил.

– А я бы, – сказал кот Матроскин, – я бы Выжковым стал.

– Да ты что, сдурел? – спрашивает Шарик. – Смотри, до чего он страну довел. Мяса нет, молока нет, яйцо на рынке рубль стоит. Обоев в магазине и то нет.

– Эх, Шарик, темнота ты деревенская, – отвечает кот. – Да он все делает, чтобы я разбогател. Раньше молоко было дешевле бензина. А сейчас я за один килограмм сметаны могу два килограмма денег взять. Так что спасибо ему, Николаю Ивановичу.

– Ну и что ты со своими деньгами делать будешь? Ведь в магазинах-то пусто.

– А я, может, ими свою печку оклею. Ты же сам говорил, что обоев в магазине нет. Цены такой печке не будет.

– А я бы Вьючковым стал, – говорит почтальон Печкин.

– Кем? Кем?

– Министром КГБ. Я бы всю страну этими самыми завалил, шпионами. Понимаешь, дядя Федор, вот ты хочешь учебники веселые сделать, а тебе говорят: бумаги нет. У тебя ничего и не вышло. Или вот Шарик – балбес, хочет страну продуктами засыпать. А ему говорят: вагоны кончились, вот и все, никаких тебе продуктов. А у меня в моем министерстве тихо и спокойно. Кто идет с фотоаппаратом, тот и шпион. Кто с лозунгом – лазутчик. Арестовывай всех подряд – и ты молодец.

– А если ты неправильно арестовал? – спрашивает пес Шарик. – Вон у дяди Федора тоже аппарат есть, и у меня фоторужье имеется. Значит, нас арестовывать теперь?

– А неправильно арестовал, выпускай всех. И ты опять же молодец. Да ты сам подумай, – сказал Печкин, – кто у нас всех арестовывал? КГБ. А кто реабилитацию проводит? Опять же КГБ! И за то, и за это награды так и сыплются.

И сам же себя по голове постучал. Галчонок Хватайка спрашивает:

– Кто там?

Печкин отвечает:

– Это я – министр Вьючков пришел всех вас арестовывать.

Шарик аж за ружье схватился:

– А ну руки вверх!

Печкин отвечает:

– Нашел, чем министра КГБ пугать, фоторужьем каким-то! Мы и не такое у себя на Лубянке видели.

Тогда кот Матроскин говорит:

– А вы, товарищ министр, внимательный человек?

– Конечно, – отвечает Печкин, – в КГБ только очень внимательные люди работают. Там даже когда в стукачи берут и то всех на внимательность исследуют в специальной поликлинике.

– Тогда посмотрите, кого сейчас по телевизору передают – самого депутата Собчака. Вот сейчас Шарик сделает фотомонтаж: будущий министр КГБ – почтальон Печкин целуется с Собчаком.

– Да чего там с Собчаком, я ему поцелуй с Бушем устрою на фотографии! – кричит Шарик. – А то и с самой Тэтчер на фоне поленницы!

Печкин даже на колени встал:

– Не губите, товарищи подозреваемые, это я так, пошутил насчет КГБ. Лучше я министром связи сделаюсь. Тогда у нас все газеты вовремя доставляться будут, особенно в сельской местности.

И все решили, что это, наверное, лучше.

***

Однажды пес Шарик забежал в дом и говорит:

– Дядя Федор, объясни мне, пожалуйста, что такое рыночные отношения.

– Я тебе объясню, – сказал кот Матроскин. – Слушай. Вот мы с моей Муркой произвели сто литров молока. Мы садимся на Тр-Тр Митю и везем молоко на рынок. Там молоко продаем и покупаем тебе в магазине мотоцикл с коляской. Вот и все.

– А что такое регулируемые рыночные отношения?

– А это совсем другое. Слушай. Вот мы с Муркой произвели сто литров молока. Нам говорят: “Отвезите молоко на молочный завод”.

– Кто говорит? – спрашивает Шарик.

– Товарищ Выжков говорит. Есть у нас такой самый главный министр. И мы везем молоко на завод.

– И там на заводе тебе дают деньги?

– Кто дает?

– Товарищ Выжков. Самый главный министр.

– Ничего он не дает.

– А как же мотоцикл покупать?

– А так. Ты слушай. Завод делает из молока молочный порошок. И везет его в центр в Москву.

– И там тебе дают деньги на мой мотоцикл с коляской?

– Кто дает?

– Товарищ Выжков. Самый главный министр.

– Да нет. Ничего он не дает. Там из порошка делают молоко. И везут его в магазин.

– И там дают деньги на мой мотоцикл?

– Ничего подобного, – объясняет Матроскин. – Из магазина деньги уходят в государственный банк.

– А оттуда идут к тебе на мотоцикл?

– Да нет, Шарик, ты, право, как дурачок. Ты все хочешь упростить. Оттуда они идут в Министерство сельского хозяйства.

– А оттуда ко мне мотоцикл?

– Оттуда их перечисляют в наш совхоз, директору.

– А он уже отдает мне, и я иду покупать…

– Ошейник.

– Почему ошейник?

– Потому что на мотоцикл уже не останется.

– А кто же все деньги забрал?

– Как кто? Товарищ Выжков. Наш самый главный министр. Который рыночные отношения регулирует.

– А зачем?

– Как зачем – чтобы купить себе мотоцикл с коляской.

И дядя Федор с ним согласился.

Картинки: Меринов А.

Сказка Дядя Федор, пес и кот и политика