Балули Зана и жена халифа

Как-то Балули Зана строил себе на берегу моря лачугу из камня и песка. Халифом в стране был его брат, у которого было две жены. Пошла старшая жена за водой, смотрит – Балул у моря лепит домик, подобный детским строениям из песка.

Поздоровалась она с Балули Зана:

– День добрый, мой деверь!

– Как хорошо, что ты пришла, дорогая невестка! Куда путь держишь?

– За водой иду.

– Добро пожаловать ко мне, невестка. У меня пятьсот воинов. Накормишь их мясом и рисом, я уступлю тебе один из домов.

А его воинами были детишки лет девяти-десяти.

– Смотри-ка на этого сумасшедшего! Значит, я должна накормить его солдат мясом и рисом ради того, чтобы он дал мне такую лачугу! Да на что мне она?

– Ну, не хочешь, так ступай своей дорогой.

Наполнила старшая невестка кувшин водой и вернулась домой.

Потом пошла за водой младшая жена халифа. Поздоровалась она с Балулом:

– День добрый, брат.

– Добро пожаловать, невестка. Куда путь держишь?

– Да за водой иду. А что ты строишь?

– Лачуги. Хочешь, продам одну?

– Ей-богу, куплю, раз продаешь. Назови цену.

– Здесь у меня пятьсот воинов. Если ты их накормишь мясом и рисом, я подарю тебе одну лачугу.

– Подожди часа два, пока я приготовлю еду. Зарезала младшая невестка четырех баранов, сварила два пуда риса, позвала слуг и велела отнести еду к морю.

Балул накрыл столы. Созвал своих солдат, они пришли, сели, все поели. Затем он подвел жену брата к одному из домиков и сказал:

– Вот эту лачугу, этот райский дворец, я дарю тебе.

Потом он поцеловал ей руку и ушел.

Старшей жене халифа, которая отказалась купить лачугу Балула, приснился сон, что несут ее мертвую к дверям ада, а рядом маленькая дверца. Войду-ка я через эту дверцу, – решила она, открыла ее, смотрит – в белом дворце на подушках сидит младшая жена халифа. А перед ней накрыт стол. Вокруг люди пируют.

Младшая жена говорит ей:

– Не ходи, Балул не разрешил, здесь тебе не место.

– А ты, младшая жена, ты должна встать передо мной, – возмутилась старшая жена.

– Это время прошло, – спокойно ответила младшая. Стражники схватили старшую жену и потащили в ад. Глядит она – а там все кипит, бурлит.

– Куда вы меня ведете? – закричала она.

– По приказанию Балула привели тебя в ад.

Только приготовились люди бросить ее в котел, как из котла брызнуло кипящей водой, и одна капля обожгла ей руку.

Вскочила старшая жена халифа, огляделась по сторонам и поняла, что все это ей приснилось, но, когда она взглянула на руку, увидела ожог.

– Что это за чудо? Лампады не горят, как же я могла руку обжечь? Наверное, букашка укусила.

Она опять легла и заснула. И снова приснилось ей, что привели ее в ад. Отворила она дверь, хотела войти, а хеви увидела ее и спрашивает:

– Куда ты идешь?

– Как ты смеешь спрашивать, куда я иду? Ты должна встать передо мной и служить мне.

– Балул не разрешил тебе входить сюда, здесь тебе не место!

Тут несколько человек схватили старшую жену халифа за руки и подтвердили:

– Хеви правду говорит. Балул не разрешает тебе сюда входить. Твое место там.

И опять ее повели в ад. Только собрались столкнуть ее в котел, как вновь брызги кипящей воды разлетелись в разные стороны, и одна капля обожгла ей другую руку. Вскочила она от боли. Зажгла свечку, видит – ожог на руке.

– Что за диво? Младшая жена там, а у меня рука горит. Но все-таки легла она и вновь уснула. И снова ей приснился сон. Опять ее повели в ад.

– Вот уже в третий раз я вхожу во дворец, а эта, бесстыжая, не встает передо мной. Сейчас я все волосы ей повытаскиваю, – подумала старшая жена халифа. Открыла она дверь, а хеви ей говорит:

– Ван, куда ты идешь? Балул не разрешил тебе сюда входить.

Опять люди схватили ее за руки и привели в ад.

– Что вы будете со мной делать? – спросила она.

– Мы бросим тебя в этот котел. Твое место здесь.

Ее уже подтолкнули к котлу, но опять брызнула капля и обожгла кожу на руке. Стало три ожога. К тому времени рассвело, взошло солнце. Старшая жена халифа помазала ожоги лекарством, перевязала их и пошла к младшей жене.

– Доброе утро, сестра! – поздоровалась она. – Скажи, на случилось ли тебе вчера сделать что-нибудь хорошее?

– А тебе что за дело? – Ну, скажи мне правду, ведь мы хеви, жены одного мужа.

– Ей-богу, вчера я ходила к морю. Балул строил на берегу песчаные домики. Он сказал мне: Накорми моих солдат, а за это я дам тебе один из домиков. Я послала мяса и риса его солдатам, а он подарил мне лачугу. Вот и все добро, которое я совершила.

– Э, раз ты смогла накормить его войско, почему я не могу? Я раздам вдвое больше мяса и риса и куплю две лачуги.

– Покупай, сестра, разве я против? Пришла старшая жена халифа к морю, видит – Балул опять строит лачуги на берегу моря.

– День добрый, брат!

– Добро пожаловать, сестра!

– Балул, вчера я не приняла всерьез твое предложение. Ты должен уступить мне одну лачугу, а я накормлю твоих воинов и утром и вечером.

– Прости, сестра, но на твою долю ничего не осталось. Тебе, видимо, кое-что приснилось, что ты так подобрела?

Как ни просила старшая невестка, Балул не дал ей лачугу.

– Ах, не дашь? – рассердилась невестка. – Вот я оговорю тебя, будешь знать.

– Э, оговаривай сколько хочешь, твоей доли все равно нет. Я же предлагал тебе, почему же ты отказалась? В том, что ты не купила лачугу, не моя вина. Тебе стало жаль падишахского имущества? Да? Так ступай отсюда.

Тогда старшая невестка разорвала подол своего платья, сорвала платок с головы и в таком виде направилась в диван своего мужа. Пришла она к мужу, заплакала и закричала:

– Ай-аи-ай!

– Что случилось? – спросил ее муж.

– Вот что случилось: пошла я к морю за водой, а твой сумасшедший брат встретил меня, бросился ко мне, да с дурными намерениями. Я еле вырвалась. Посмотри, что он со мной сделал, вся одежда на мне изорвана.

– Люди, – повелел падишах, – приведите ко мне Балула, я отрублю ему голову. Пусть он отправляется на тот свет со своими глупостями.

– Балул, идем, халиф зовет. Жена его пожаловалась на тебя, – сказали слуги.

Балул пришел к халифу, поздоровался:

– Садам, брат!

Брат отвернулся от него, не ответил на приветствие, а приказал позвать палачей. Пришли два палача с топорами.

– Отрубите ему голову, – велел халиф. Палачи подошли к Балулу.

– Брат, за что ты хочешь отрубить мне голову? – спросил Балул.

– Да разрушит бог твой дом! Ты даже не вспомнил, что она жена твоего брата. Ты не стыдишься своего поступка? Если бы ты хотел жениться, так бы и сказал мне.

– Брат, ей-богу, твоя жена мне как сестра. Жена брата или сестра – это одно и то же. Разве возможно посягнуть на честь сестры? Ты поверил женщине и хочешь отрубить голову брату?

– Клянусь богом, я сделаю это!

– Это твое последнее слово?

– Я решений не меняю.

– Ну, раз ты хочешь казнить меня, так давай напоследок обнимемся и попрощаемся, ведь мы братья. А потом поступай как знаешь.

Люди стали уговаривать халифа:

– Это же твой брат, обними его, прежде чем отрубить ему голову.

Уговорили халифа. Подошел он к Балулу, а тот ему и говорит:

– Брат, вложи свою руку в мою. Халиф вложил свою руку в руку брата.

– Теперь поставь свою ногу мне на ногу, и мы обнимемся. Только он положил свою ногу на ногу Балула, как Балул произнес:

– По воле Шихади да будет твоя дорога в тысячу и пятьсот лет.

И тут же брат его исчез. Халиф на миг закрыл глаза, а когда открыл их, видит – кругом степь. Жарко так, что голова раскалывается. В одних носках, без пояса, голодный, пустился халиф в путь.

– Боже, что за несчастье обрушилось на мою голову? Я хотел обезглавить своего брата, а вышло, что он расправился со мной.

Шел он до самого вечера. Наконец увидел дворец. Вошел он во дворец, видит – сидит на стуле седовласый старец с белой бородой до пояса.

– Да будет вечер твой добрым, апо! – поздоровался халиф.

– С добром ли ты пожаловал, добрый человек? – спросил старец. Затем он обратился к жене:

– Жена, встань-ка, видно, наш гость издалека идет. Приготовь ему постель, пусть он отдохнет. Женщина недовольно отвернулась.

– Раба божья, принеси же что-нибудь поесть нашему гостю. Женщина не отозвалась.

– Да что же это такое! Вот уже десять лет, как он гостит у меня, а ты с места не поднимаешься, чтобы сделать ему постель! – рассердился старик.

– Да чтоб настал черный день для тебя и для твоего гостя! Я целый день собирала хворост, устала.

Но поднялась, принесла постель, расстелила, кое-как накрыла стол. Хозяин и гость поели, разговорились:

– Отец, ты никогда не слыхал о городе Багдаде? Знаешь, где он находится?

– Багдад?

– Да!

– Нет, сынок, я впервые слышу это название. Завтра утром сходи к моему старшему брату. Может, он знает, где находится этот город.

Утром халиф попрощался с хозяевами. Шел до вечера, смотрит – стоит дворец. Вошел он во дворец, видит – сидит человек преклонного возраста. Седина поблескивает в бороде.

– Да будет добрым твой вечер, апо!

– С добром ли ты пришел, человек? Жена старика сидела в углу и даже головы не повернула в сторону гостя.

Хозяин обратился к ней:

– Раба божья, гость к нам пришел, встань, принеси постель. Пусть он сядет, отдохнет, видно, что издалека пришел. Босой он, ноги сбиты, поранены.

Она поднялась, приготовила гостю постель, принесла хлеба. Хозяин и гость поели, разговорились.

– Апо, – обратился халиф к хозяину, – ты когда-нибудь слышал о Багдаде?

Хозяин приложил руку ко лбу, задумался:

– Добрый молодец, а что такое Багдад? – Багдад – город, что же еще?

– Ей-богу, впервые слышу о нем. Есть у меня старший брат. Сходи к нему, может быть, он тебе поможет. Утром халиф попрощался. До вечера шел он. Вечером добрался до места. Вошел во дворец, смотрит – сидит беременная женщина, а рядом юноша лет четырнадцати, только усы пробиваются, настолько он молод. При виде гостя юноша вскочил.

– Вечер добрый, – поздоровался халиф.

– Добро пожаловать, дорогой гость! Гость – от бога, благодарю тебя, господи, что послал мне гостя.

Беременная женщина встала, приготовила гостю постель, стол. Потом принесла полный таз воды, помыла гостю ноги, затем принесла носки, башмаки и протянула их путнику:

– Братец, ты бос, обуйся.

– Да благословит тебя бог, – ответил халиф.

После ужина муж обратился к жене:

– Раба божья, похоже, гость наш пришел из далеких мест, очень устал. Принеси-ка из подвала арбуз, освежимся.

А подпол был глубоко, на сорок ступеней. Спустилась женщина вниз, смотрит – там остался всего один арбуз. Взяла она его, положила на поднос, воткнула нож в арбуз и поставила на стол. Хозяин взял в руки арбуз, осмотрел его и сказал:

– Раба божья, арбуз еще неспелый. Унеси его, принеси другой.

Взяла она арбуз, понесла в погреб. Через некоторое время женщина принесла тот же арбуз. Муж вновь осмотрел арбуз со всех сторон и сказал:

– И этот арбуз неспелый. Иди принеси другой.

Жена вновь спустилась в подпол и принесла тот же арбуз.

Гость сказал:

– Дорогой, беременная женщина уже трижды спускалась в подпол. Что бог послал, то и съедим.

Разрезали арбуз, и каждый из кусков оказался очень вкусным.

Халиф обратился к хозяину:

– Добрый человек! На днях я встретил дряхлого старца. Сказал он мне, что у него есть старший брат. Я пришел к брату, а он оказался на вид моложе старца. Этот брат сказал мне, что у него есть старший брат, а этим старшим братом оказался ты, юноша. Как же это так?

– Э, братец, ей-богу, это все правда, они мои младшие братья. У старца жена ленивая, непослушная. С неохотой встречает она гостей. Когда в доме гость, она всегда ворчит, потому мой брат так быстро и состарился. У жены моего среднего брата характер неровный. День ей хорошо, день – плохо. В те дни, когда она ворчит, сердится, в бороде ее мужа и появляется седина. А моя жена предана мне, она из хорошей семьи. Видишь ли, у меня в подвале был только один арбуз, три раза посылал я ее вниз, она уносила этот арбуз и потом приносила его обратно. Другая на ее месте прямо сказала бы: мол, там единственный арбуз. Я расстроился бы, мне было бы неудобно перед гостем. Но благодаря своей жене я изо дня в день молодею. Мне пятьсот лет, среднему брату триста восемьдесят, а третьему брату триста пятьдесят лет.

– Слышал ли ты о городе Багдаде? – спросил хозяина халиф.

– Ей-богу, кажется, слышал. Если ты пойдешь по этой дороге, то придешь прямо в город. У обочины дороги ты увидишь дерево, под ним бьет родник. Каждую пятницу на это дерево прилетает зеленая птица, которую называют багдадским Балулом. Не знаю вот только, почему ее так назвали. И кроме ягнят народ приносит ей свежеиспеченный хлеб. Кому эта птица кивнет головой, тот достигнет желаемого. Но если она не кивнет, ты ей хоть сто баранов зарежь – все напрасно.

Попрощался халиф и пошел по дороге. В пятницу он пришел в город. Смотрит – народ собирается; кто ягненка несет, кто теплый хлеб. Остановился халиф, спросил:

– Куда вы идете? Ответили ему люди:

– Идем к зиярату.

– А где находится зиярат?

– За городом, – отвечали ему.

Пошел с ними халиф. Когда они пришли, он увидел у дороги дерево, а на самой его вершине сидит зеленая птица. Под деревом родник бьет. Кто ягнят птице подносит, кто теплый хлеб. Кому она кивнула, тот возвращается радостный, а на кого не взглянула, тот идет домой с опущенной головой. Простоял халиф под деревом до самого вечера. Когда народ разошелся, взобрался халиф на дерево, видит – птица не улетает. Он осторожно протянул руку и схватил ее за ногу. Рука его так и прилипла к ноге птицы. Птица взмахнула крыльями и взлетела, и халиф с вей. Если б она выпустила его, то халиф разбился бы, но она его не выпустила. Прилетела она во дворец и опустила халифа в его диване. Смотрит халиф – рука его в руке Балула а нога его на ноге брата.

– Халиф, да сделает бог меня твоей жертвой! Ты хотел меня обезглавить? Теперь я готов.

Со стоном халиф упал к ногам Балула. Люди удивились:

– Э, ты же хотел отрубить ему голову! Ответил халиф:

– Да благоустроит бог ваши дома! Вот уже месяц, как я брожу на чужбине, одному богу известно, какие муки я испытал. Да буду я твоей жертвой, брат!

Народ ничего не понял, о чем говорит халиф.

– Брат, жена твоя оклеветала меня, – только и сказал Балул. – Да разве мог я посягнуть на честь жены моего брата! И велел халиф казнить свою старшую жену. А Балул вышел из дворца и пошел своей дорогой.