Альба и Хосядам

Жил, говорят, на небе Большой Старик. Был он великим духом, всем миром правил – и звездами в небе, и рыбами в реках, и зверями в тайге, и птицами в воздухе, и людьми на земле. А звали его Есь.
Был у Еся чум – весь, как стекло, и через тот чум видел Есь все, что на свете делается.
И была у Еся жена – Хосядам, маленькая худая баба. Все ворчит да ругается: то не так, и это не по ней. Вот как-то бранились Есь и Хосядам, бранились – рассердился Есь да и сбросил ее с неба на землю, а с нею и ее слуг.
Стала Хосядам главой всех злых духов на земле. Пошлет она кого-нибудь из своих слуг к людям – у тех непременно беда случается. А сама придет – и того хуже: люди умирать начинают, на оленей мор нападает, зверь в тайгу бежит, рыба в реках пропадает.

Жила Хосядам со слугами своими у подножия Великих гор, на Большой воде, на семидесяти семи островах.
Так и вредила Хосядам людям, пока не родился великий богатырь Альба.
Когда он вырос, стал по воде на берестяной лодке плавать, острогою [рыболовное орудие в виде вил с двумя или тремя зубьями на длинной деревянной рукоятке] рыбу добывать, на переправах на лосей и оленей охотиться.
Вот однажды и говорит Альба:
– До каких же пор злая Хосядам людей губить будет? Пойду ее искать, воевать с ней буду!

И уплыл Альба на своей берестяной лодке к подножию Великих гор, к семидесяти семи островам.
Подъехал он к островам, вышел на берег. Тут на него из густых зарослей бросились шесть страшных чудовищ – слуги Хосядам. Но не испугался Альба, взмахнул пальмой [длинный нож-тесак, укрепленный на древке] – и только свист пошел: полетели головы с плеч чудовищ.

Победил Альба слуг Хосядам и думает: “Было их шесть. А где же сама Хосядам? Она седьмая должна быть. Надо ее чум найти”. И видит Альба: у самого берега в песке что-то шевелится.
Стал Альба в этом месте копать и увидел маленького налима. Свернулся он клубочком и так жалобно на Альбу смотрит. Пожалел Альба налимчика, бросил в лодку, чтобы в воду пустить, где водорослей побольше, и отплыл.
Не знал Альба, что это сама Хосядам в налимчика превратилась.

Вдруг слышит Альба на горе дивную музыку. Играет какой-то красивый человек на семиструнном кате, а чудится, что поют и тайга, и горы, и волны. Не знал и того Альба, что играет это Чуутып – любимый сын Хосядам.
Заслушался Альба дивной музыкой и не заметил, как налимчик в воду прыгнул и скрылся в тине. Услышал только голос из тины:
– Побил, ты, Альба, слуг моих, да уж спасибо тебе – меня пощадил!
Ох и рассердился Альба, что Хосядам упустил! Вскочил он в лодке, поднял железный лук и послал меткую стрелу в голову Чуутыпа. Разлетелась голова сына Хосядам на семь кусков, и окрасились скалы его кровью. С тех пор красны яры [крутой берег, обрыв] у Осиновского порога на Енисее.
Схватил Альба острогу и ударил в воду, в то место, где слышал он голос Хосядам, но она увернулась от смертельного удара и бросилась на север. А поперек Большой воды пустила своих каменных оленей, чтобы преградили путь Альбе. Но и камень не мог устоять под ударами Альбы: убил он оленей Хосядам, так и остались они лежать в воде. Только спины из воды торчат – скалами стали.
Нырнула тогда Хосядам к подножию Великих гор, стала рыть землю и уходить от Альбы. А он за ней гонится, пальмой скалы крушит.
Так бежала Хосядам под землей на север, а Альба скалы крушил. И потекла по тому руслу вода и стала рекой Енисеем.